RSS     Владивосток 24.07.2017 06:50       Написать нам  |  Войти

Последние фоторепортажи

Последние видео

Опрос (архив)

Президент и Правительство РФ утвердили рост тарифов ЖКХ на 2017 год. Как Вы к этому относитесь?


Тревожное послание

Комментарий к событию

В сложных условиях готовилось и озвучивалось Послание Президента Российской Федерации Федеральному собранию – и уклониться от него нельзя (обязанность прямо прописана в статье 4 Конституции РФ), и успехи во внешней и внутренней политике неочевидны.

ВОЗМОЖНО, если бы Послание озвучивалось неделей раньше, его тон и направленность могли бы быть другими – тогда наши ВКС героически громили лагеря и схроны террористов, методично истребляли «живой трубопровод», а лидеры западных стран заметно нервничали, разрываясь между согласованной консолидированной неприязнью к России и опасением остаться за рамками коалиции победителей ИГИЛ.

Но после турецкой провокации ситуация поменялась. Первые два-три дня Запад ждал реакции российских властей, ничего внятного не дождался и обнаглел окончательно – требования о сдаче Асада стали ультимативными, а поддержка не вполне вменяемого главного турка – явной, хотя и нелогичной. Да и наши самолеты в Сирии, похоже, летать перестали.

Возможно, резкое падение международного рейтинга обусловлено довольно странной реакцией российского президента на очевидный casus belli – вместо того чтобы обратиться к нации, к народам мира с гневным обращением, он направился на непонятную тусовку с сомнительным (с точки зрения президентского рейтинга) составом участников (Чубайс, Венедиктов, Макаревич и т.д.). Что-то похожее уже в истории было – после Ходынки последний российский император отправился на бал к французскому посланнику…

Выступление состоялось только через два дня, и многим, наверно, показалось невнятным. Упор был сделан на экономические санкции, фактически запрещен туризм в Турцию (как минимум, на зимне-весенний период) и дано указание правительству на разработку перечня товаров, запрещенных к ввозу. Правительство оперативно разродилось перечнем аж из 18 позиций – овощи, фрукты, соль, куры, индейки и почему-то свежие гвоздики и жевательная резинка. Еще с оговорками ограничили авиасообщение и привлечение турецкой рабочей силы. И пока – все. Вопросы с «Турецким потоком» и АЭС окончательно не закрыты, а лишь приостановлены. Тут уж в пору вспомнить Салтыкова–Щедрина: «Все от него кровопролитиев ждали, а он…»

Нет, я не о войне. Русские войны не хотят и никогда не хотели. Если в каком-то ток-шоу на ТВ кто-то скрытно (или не очень скрытно) призывает к прямым военным действиям, то это, как правило, лицо определенной или неопределенной национальности.

Но посла-то надо было отозвать. Это же стандартная процедура и в менее острых ситуациях. Да и СБ ООН собрать было можно. Впрочем, Путин в Послании пообещал, что турки помидорами не отделаются. Посмотрим…

Вероятно, Путин понял, что уже в самой ближайшей перспективе описанные события отразятся и на его рейтинге, поддержка населения резко пойдет вниз, а там и до социальных протестов недалеко.

Не исключаю, что именно поэтому очередное Послание стало необычно насыщенным, а кое в чем – и весьма конкретным. Местами казалось, что президент наконец-то услышал оппозицию, иногда – что вступил в прямое противостояние с либеральным правительством. Впрочем, последнее вряд ли – большая часть законопроектов в настоящее время выходит из правительства, у президента всегда есть возможность наложить на очередную антинародную поделку вето или просто ее не подписать, но он подписывает все, что «придумает» правительство.

Перейдем непосредственно к Посланию.

Пропустим многословные рассуждения о неприемлемости терроризма – они для внешнего потребителя, в России по данному поводу никто с президентом спорить не будет. Остановимся на некоторых внутрироссийских проблемах.

***

Сначала президент обратился к участникам будущего избирательного процесса, зачем-то процитировал Н.М. Карамзина (как показалось, не к месту) и заявил, что «…предвыборная конкуренция должна быть честной и прозрачной, проходить в рамках закона, с уважением к избирателям. При этом необходимо обеспечить безусловное общественное доверие к результатам выборов, их твердую легитимность». 

Нетрудно догадаться, что обращение направлено прежде всего к лидерам «ЕР» (включая главного лидера) и обусловлено сомнительной легитимностью региональных выборов прошедшего сентября, как минимум, в трех регионах. 

Но единороссы уже подготовили для себя выигрышные пиар-акции. Помните, когда идея о четырехпроцентном повышении пенсии только была озвучена, называлась и дата второй индексации – с 1 июля. Сейчас о ней уже не вспоминают, но в памяти держат. Почти нельзя сомневаться, что вторая индексация все-таки будет, будет либо с 1 июля, либо с 1 августа,  и с этой даты до самых выборов единороссы и народнофронтовцы будут ходить гоголями, на каждом перекрестке рассказывая, что повторное повышение обеспечили именно они. Параллельно могут провести такую же операцию со стипендиями. Цинично? Безусловно, но когда партия власти поступала иначе? А ведь будет еще и использование административного ресурса, в том числе премьерского – недаром же намедни «ЕР» с ОНФ провалили абсолютно правовую инициативу КПРФ, направленную на законодательное отстранение высокопоставленных чиновников от процесса агитации в предвыборный период.

Далее президент перешел к проблемам коррупции. По его мнению, все проблемы будут разрешены, если чиновники будут в своих декларациях раскрывать информацию о контрактах, подрядах, которые государственные и муниципальные служащие планируют заключать с фирмами своих родственников, друзей и близких лиц. 

Что это – наивность высшего должностного лица или просто пассаж, направленный на успокоение электората? Неужели президент всерьез думает, что прожженный коррупционер добровольно выдаст всех своих аффилированных лиц и все схемы увода бюджетных денег? Может быть, проще ужесточить наказание за коррупцию, ввести полную конфискацию имущества (а не только того, в отношении которого доказано, что оно получено незаконным путем), оценивать тяжесть преступления не по размеру взятки, а по сумме нанесенного государству ущерба (тем, кто взятку дал) – так, как это было в Советском Союзе?

Затем, встык, без паузы президент заговорил о необходимости декриминализации ряда статей Уголовного кодекса и перевода преступлений, не представляющих большой общественной опасности, в разряд административных правонарушений. При этом он сослался на предложения Верховного суда России. Если правильно помню, то ВС РФ предлагает декриминализировать преступления, ущерб от которых не превышает 5 тыс. руб. (сейчас 1 тыс. руб.).

А это как посмотреть. Конечно, для судей, депутатов и федеральных чиновников с их шестизначными зарплатами пять тысяч рублей не деньги. Но, между прочим, это 10 мешков картошки (осенью), семье на год хватит, или 20–25 кг мяса – количество, которое иные семьи на два-три месяца растягивают. А для 25 (или 40 по другим расчетам) миллионов, живущих ниже уровня бедности, кража пяти тысяч рублей и вовсе может оказаться критической. Кроме того, такая декриминализация неизбежно повлечет дальнейшую криминализацию страны, прежде всего молодого поколения. Оговорка о том, что повторное нарушение будет считаться уголовным, не спасает – и за первое-то правонарушение найти виновника будет непросто – ну не будут полицаи напрягаться из-за административного правонарушения.

Любопытна идея президента о сокращении числа присяжных до пяти-семи человек. Почему-то подумалось, что следующий этап – тройки. Если уж невозможно собрать по каждому делу 14 присяжных (с учетом запасных), не проще ли признать провал такой системы и вернуться к советской схеме – профессиональный судья и двое народных заседателей?

***

Далее президент определил целых пять ключевых направлений развития страны. На первый взгляд, они могут показаться очевидными и банальными – очередная вариация на тему, как хорошо быть богатым и здоровым. Но когда присмотришься к ним повнимательнее, начинаешь понимать, что рекомендации президентские опоздали лет этак на 10. Или 15.

Первым направлением названо изменение структуры экономики. Так оппозиция (прежде всего коммунисты) об этом уже лет 25 говорят. А в 1998–1999 гг. коммунист Ю.Д. Маслюков наглядно показал, что будет со страной, если поменять приоритеты хотя бы на полгода. В первое десятилетие XXI века для изменения структуры экономики условия были более чем благоприятные, но власти предпочитали выращивать и лелеять свой рейтинг на нефтяных ценах и объемах продаж газа. Сейчас спохватились (точнее, больше рейтинг стало греть нечем), да условия поменялись – денег на структурную перестройку не осталось, и на энтузиазм масс рассчитывать не приходится.

Второе направление более конкретно – предлагается оказать поддержку (надо полагать, опять бюджетными деньгами) строительству, автомобилестроению, легкой промышленности и железнодорожному машиностроению. Выбор отраслей повергает в глубокую задумчивость – именно эти отрасли должны работать на конкретного покупателя, то есть, точно знать, чего и сколько надо выпускать. Если им помочь, то, либо навыпускают лишнего, либо получат необоснованные конкурентные преимущества. 

В третьем направлении реализована давняя мечта финансового ведомства – сделать социальную помощь адресной. Это может показаться справедливым, но только до тех пор, пока не придет пора доказывать право на получение мер социальной поддержки. Между прочим, не исключено, что переход к адресной помощи потребует расширения чиновничьего аппарата – за счет тех, кто будет проверять названные права.

Четвертое направление – добиться сбалансированности бюджета.  Да нет ничего проще. Мы, наверно, никогда не узнаем, сколько денег передано крупным банкам в конце 2014 – в течение 2015 года. По оценкам специалистов – от двух до трех триллионов рублей. При этом никто не объяснил, зачем банкам деньги, если кредиты никто не берет (из-за запредельной ключевой ставки). Ну так и верните эти деньги в бюджет, и не будет никакого дефицита. Только, похоже, правительство снова поступит наоборот. В последний месяц крупные банки снова начали поскуливать, жалуясь на убытки и плохие долги (как будто не сами они себе их наделали). Таким образом, нельзя исключить, что в новом году Министерство финансов решит подбросить страдальцам триллион-другой (что-то за счет средств, сэкономленных на социальных выплатах, что-то из Резервного фонда).

Но у президента по поводу сбалансированности бюджета другое мнение. Он настаивает на улучшении администрирования налогообложения (проще говоря, об ужесточении сбора налогов). И ведь никто за 15 лет ему не пояснил, что размер доходов бюджета зависит от количества работающих в стране предприятий и от эффективности их работы. А если министрами экономического блока взят курс на последовательное снижение потребительского спроса и как следствие на сворачивание отечественной промышленности, то тут как ни администрируй – доходов не прибавится. 

Здесь же президент еще раз повторил, что налоговые условия для бизнеса меняться не должны. Раньше он обещал, что новых налогов вводиться не будет. Правительство новых налогов и не вводило. Оно только поменяло базу для расчета имущественных налогов (для организаций и для физических лиц) и только за один (2015) год ввело три новых сбора – на капремонт, торговый и на автомобили грузоподъемностью выше 12 тонн. Только ни бизнесменам, ни обычным россиянам неважно, на каких основаниях государство тянет деньги из их карманов и кошельков – главное, что изъятие производится по воле и желанию высшей власти. Да еще и со сборами сплошные вопросы. Например, по сборам на капремонт – почему люди старшего возраста должны авансом оплачивать услуги, которыми они, скорее всего, воспользоваться не смогут? Или как так получилось, что при введении торгового сбора рассказывали, что он направлен на изъятие лишней прибыли у ритейлеров, а под действие сбора попала почти вся торговля.

А с последним сбором – по большегрузным автомобилям – так вообще сплошная настороженность. Настораживает состав выгодоприобретателей сбора, настораживает то, что на коммерческую организацию работают два министерства (Минтранс и МВД), настораживает то, с какой жесткостью эти министерства работают с дальнобойщиками. Но более всего настораживает отчетность. Пару дней назад Минтранс РФ опубликовал данные о том, что за две недели зарегистрировалось 650 тыс. дальнобойщиков, собрано 800 млн руб. Но при тарифе 1,73 за километр получается, что каждый из зарегистрированных дальнобойщиков проехал около 700 км. Если поделить общую сумму сбора, которую предполагается собрать в 2016 году (с учетом изменения тарифа с 1 марта) на те же 650 тыс. автомобилей, то получится, что ежемесячно они будут проезжать около 1800 км. Если же зарегистрируются все два миллиона, то среднемесячный пробег каждого составит около 800 км. Это один раз в месяц съездить от Москвы до Смоленска и обратно, один раз в два месяца до Казани и обратно и один раз в полгода – до Краснодара или Ставрополя и обратно. Неужели в Счетной палате РФ и СК считать не умеют? Неужели таких вот очевидных сомнений недостаточно, чтобы прикрыть лавочку хотя бы до выяснения того, имеет ли место разница между фактической суммой собранных средств и суммой, показанной в отчетности?

Наконец, в качестве пятого направления объявлено достижение доверия между властью и бизнесом. 

При этом сначала упомянул Федеральную корпорацию развития малого и среднего бизнеса и порекомендовал губернаторам, руководителям регионов РФ, государственным компаниям и банкам оказывать Корпорации необходимое содействие.

Корпорация была создана во второй половине 2015 года в рамках мероприятий Антикризисного плана – соответствующее изменение было внесено в закон о малом и среднем предпринимательстве. При этом было установлено, что все федеральные бюджетные средства, направляемые на поддержку малого и среднего бизнеса, должны проходить через Корпорацию. Субъектам РФ, органам местного самоуправления, прочим структурам, пожелавшим помочь малым и средним предприятиям, пока разрешено оказывать поддержку непосредственно экономическим субъектам (но можно и через Корпорацию). Интересно, после такой рекомендации президента сколько глав регионов рискнет поддерживать малый и средний бизнес непосредственно?

Интересная деталь – недавно по СМИ прошла информация о том, что в указанной Корпорации рабочий коллектив уже сформирован и готов к выполнению своих обязанностей по поддержке малого и среднего бизнеса. Численность персонала – 70 человек, средняя заработная плата – 288 тыс. руб. Почему-то вспоминается кризис 2008 года. Тогда в качестве антикризисной меры практиковалась единовременная выплата всего пособия по безработице (около 58 тыс. руб.) с условием, что эти деньги будут направлены на создание нового бизнеса. То есть, власти считали, что на эту сумму можно начать собственное дело. Таким образом, на месячную зарплату одного сотрудника Корпорации можно создать пять рабочих мест, всего персонала – почти 350, на годовую зарплату всего персонала (если не будет дополнительных поощрительных выплат) – более четырех тысяч…

Здесь же президент подробно остановился на случаях возбуждения против предпринимателей необоснованных уголовных дел – до суда и приговора доходит только 15 процентов дел, остальные разваливаются на разных стадиях рассмотрения, еще до суда.  При этом 83 процента предпринимателей, на которых были заведены уголовные дела, полностью или частично теряют бизнес. Из этого факта делается два вывода – прокуратура не следит за качеством следствия, а заключение под стражу по экономическим делам применять можно только в самом крайнем случае.

По моему мнению, здесь Путин смешал в кучу два совершенно разных явления – участие работников силовых органов в рейдерских захватах или ликвидации чьих-то конкурентов и меры, применяемые к предпринимателям, реально нарушившим закон.

В первом случае, наверное, надо не беззубо призывать прокуратуру к улучшению контроля, отказу от возбуждения дел или отказу от обвинения, а установить жесткую схему, в соответствии с которой по каждому случаю развала дела и ликвидации бизнеса при отсутствии вины предпринимателей назначать служебную проверку, а за участие работников силовых органов в подобных акциях установить суровую уголовную ответственность.

Что же касается предпринимателей, нарушивших закон, то следует иметь в виду, что с момента нарушения законодательства они уже не могут считаться предпринимателями – они живут и работают по правилам, неприемлемым в бизнес-сообществе. Отпускать под подписку о невыезде или применение к ним домашнего ареста представляется мерой опасной и необоснованной. Если бизнесмен уличен в нарушении закона, то у него, как правило, есть деньги и деньги немалые. Оставшись на свободе до суда, за счет этих средств он может сделать все что угодно – от покупки вещдоков до «заказа» свидетелей.

***

А потом президент отдал должное либеральной части общества – малочисленной, но чрезвычайно напористой. В частности, президент пообещал:

– продление амнистии капиталов еще на полгода. Мероприятие спорное, но бизнесмены, нуждающиеся в амнистии, на него не повелись. Почему президент решил, что за следующие шесть месяцев они передумают, – непонятно;

– докапитализировать на 20 млрд руб. Фонд развития промышленности. Фонд выдает займы под крайне низкий (по российским меркам) процент – 5–6 процентов, но не всем, а только тем организациям, которые включены в список стратегических предприятий. Это такой либерализм по-российски – выделить несколько сотен экономических субъектов, как правило, получивших активы при разделе советской экономики, и создать для них тепличные условия, резко отличающиеся от рыночных. Возможно, это и правильно. Но не проще ли заставить менеджмент этих предприятий эффективно работать?

Иным регионам, возможно, будет разрешено снижать ставку по налогу на прибыль до нуля. Дескать, «некоторые руководители прямо просят об этом, чтобы инвесторы могли покрыть свои капитальные затраты на создание новых производств». Для регионов, чьи долги перевалили через два триллиона, предложение выглядит как издевательство.

Упомянул президент в Послании и о национальной технологической инициативе, и об институтах развития. Причем отметил, что многие (!) из этих институтов «превратились в настоящую помойку для «плохих» долгов». О необходимости прямой поддержки или дополнительного финансирования институтов развития не говорилось, но как иначе расчистить плохие долги? Да и люди там (а это, в частности, ВЭБ, Роснано, «Сколково» и т.д.) сидят не чужие. Ну и что, что при создании таких институтов предполагалось, что в ближайшей перспективе они будут подпитывать бюджет, а не кормиться за счет бюджета пожизненно! Кто сейчас об этом помнит?

Еще одной «идеей для своих» стало предложение по развитию рынка корпоративных облигаций, с освобождением купонного дохода от уплаты НДФЛ. Очевидно, что подавляющее количество жителей России, живущих от зарплаты до зарплаты или от пенсии до пенсии, о приобретении корпоративных облигаций даже не задумаются. А вот для жирных котов и жирных волков из тех отраслей, которые работают на экспорт и которые потеряли возможность вкладываться в ценные бумаги за рубежом, возможность приумножить свои богатства (да еще и без налога) более чем актуальна. А простые работники так и будут платить налог с каждого заработанного рубля.

*** 

Как уже отмечалось, президент вдруг заметил то, о чем оппозиция пыталась докричаться все последние годы.

Одним из таких вопросов стал вопрос возвращения в оборот миллионов гектаров пашни (по данным КПРФ, которые неоднократно озвучивались, таких земель около половины – 40–42 млн гектаров).

Предложено «изымать у недобросовестных владельцев сельхозземли, которые используются не по назначению, и продавать их на аукционе тем, кто хочет и может возделывать землю». При этом необходимые нормативные акты должны быть подготовлены правительством к 1 июня 2016 года (то есть, в 2016 году использовать эти земли по назначению уже не получится). Вопрос в том, остались ли сейчас те, кто может и хочет возделывать землю? И не ограничится ли новая идея старой схемой – когда участки сельхозназначения выкупаются (теперь уже принудительно), затем на абсолютно законных основаниях меняют свое назначение и застраиваются коттеджными поселками? Если получится что-то подобное, то никакого роста производства сельхозпродукции не произойдет, а реализация идеи ограничится зелеными зонами крупных городов.

Не осталась без президентского внимания и проблема школ. Но и здесь специалисты еще семь-восемь лет назад (когда демографический всплеск только начинался) предупреждали, что скоро число школьников может резко вырасти, и о новых площадях и помещениях необходимо позаботиться заранее. Вместо этого либеральная тусовка, сплотившаяся около тогдашнего президента с каким-то упоением, с каким-то тупым восторгом пьяного мажора принялась закрывать начальные школы и оптимизировать (посредством того же закрытия и слияния) сеть средних школ. Вот и дооптимизировались до третьей смены.

Президент не поставил задачу найти виновников развала и установить надлежащий порядок, но торжественно объявил о выделении уже в следующем году за счет федеральных средств направить на ремонт, реконструкцию и строительство новых школ до 50 миллиардов рублей. Правда, единороссы не удержались и, как минимум, в двух ток-шоу – на Первом канале и на «России 1» – объявили, что эти средства уже включены в бюджет, и заслуга по их выделению принадлежит им, единороссам. В общем, неловко получилось.

Сказал президент и о проблемах здравоохранения. Сначала похвастался ростом показателя продолжительности жизни, но скромно умолчал о росте смертности, посетовал на необдуманность сокращения и ликвидации больниц и ФАПов (что в значительной степени и обусловило рост смертности), но указаний об их восстановлении не озвучил – ограничился поручением правительству до 1 марта 2016 года подготовить и утвердить методику оптимального размещения учреждений социальной сферы. Причем, как можно понять, создание и восстановление таких учреждений будет полностью переложено на плечи регионов. 

Наверное, хорошо, что растут объемы высокотехнологичной медицинской помощи. Но она оказывается в крупных городах и, по существу, помогает тем, кто успел и сумел вовремя ею воспользоваться. То есть, преимущественно жители тех городов, в которых соответствующие центры созданы. А для жителей отдаленных сел и деревень высокотехнологичная помощь становится все менее доступной – и доехать до города надо успеть вовремя, и очереди своей дождаться. 

Что же касается ФАПов и иных лечебных учреждений, то тут, скорее всего, могут возникнуть проблемы. Как верно заметил президент,  со следующего года российское здравоохранение полностью переходит на страховые принципы. Помимо прочего это означает, что теперь все здравоохранение будет находиться в руках ФОМС. А там либералы покруче правительственных.

***

Были в президентском Послании и, безусловно, позитивные и положительные предложения и рекомендации. К таким можно отнести продление программы материнского капитала, поручение РАН и ведущим НИИ по разработке технологии производства, хранения, переработки сельхозпродукции, созданию собственного посевного и племенного фонда, предложение о создании крупных частных российских компаний в сфере электронной торговли, ориентирование на расширение сотрудничества с восточными соседями, ряд рекомендаций по социально-экономическому подъему дальневосточного региона, создание системы поддержки одаренных детей и т.д.

Сроки и полнота реализации таких предложений зависит от желания правительства и отдельных министров (в последние годы имели место случаи, когда те или иные указания президента правительством просто игнорировались или исполнялись некорректно). Остается надежда, что как минимум до сентября 2016 года правительство будет повернуто лицом к народу – надо же обеспечить премьеру и возглавляемой им партии достойный процент на выборах. А дальше? Поживем – увидим…

В.Р. ЗАХАРЬИН

Газета "Советская Россия"

05 Декабря 2015

Добавлено пользователем: Андрей Бегун
Поделиться:

КОММЕНТАРИИ

Комментарии отсутствуют.


Пожалуйста введите код с картинки, регистр не учитывается
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Copyright © Приморское краевое отделение Коммунистической партии Российской Федерации, 2006-2015 E-mail ПКО КПРФ: komitet@pkokprf.ru
При перепечатке опубликованных материалов прямая ссылка на наш сайт обязательна
По техническим вопросам: webmaster@pkokprf.ru Разработка worldcar.design