RSS     Владивосток 23.07.2019 06:39       Написать нам  |  Войти

Последние фоторепортажи

Последние видео

Опрос (архив)

В 2019 году исполнится 140 лет со дня рождения И.В. Сталина. Готовы ли Вы поддержать установку в городах и районах Приморья памятников и мемориальных плит генералиссимусу?


Трагедия-1941. На пороге войны

Через неделю исполняется 75 лет со дня самой кровавой в истории человечества войны. В этот день нас постоянно убеждают, что СССР по вине Сталина не был готов к войне и жертвы 1941 года на его совести. Но есть и другая, реальная история, которую не увидишь в современных средствах массовой информации и в школьных учебниках.

Запускали три промышленных предприятия в день

4 февраля 1931 года И.В. Сталин произносит историческую фразу: «Мы отстали от передовых стран на 50–100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы это сделаем, либо нас сомнут». Поражает точность оценки исторической ситуации, – через десять лет разразилась самая страшная в истории человечества война. К счастью, страна успела сделать промышленный рывок, и встретила врага не кавалерийскими соединениями с устаревшим оружием, доставшимся от прежнего феодального государства, а армией, не уступающей по оснащению современной техникой самым развитым европейским странам.

В годы предвоенных пятилеток было построено свыше 9 тысяч крупных промышленных предприятий. То есть, на каждый день предвоенного десятилетия приходится создание трёх крупных индустриальных объектов! Это было десятилетие никогда и нигде не виданных темпов промышленного роста. Возникли мощные индустриальные центры и новые отрасли промышленности: химическая, станкостроительная, тракторная, авиастроительная и другие.

По структуре промышленного производства Советский Союз из экономически отсталой аграрной страны превратился в одну из самых промышленно-развитых стран мира. В 30-е годы СССР стал одной из 3-4 стран, способных производить любой вид промышленной продукции, доступной в то время человечеству. За десять лет СССР превратился в мощнейшую мировую державу по экономическому и оборонному могуществу, уступающую лишь США.

Можно, конечно, поставить под сомнение данные советской статистики, как это делается теми, кто убеждает всех в исторической необходимости разрушения «негодной» советской плановой системы и расхваливает невиданные перспективы развития рыночной экономики и частной собственности. Действительно, невиданные, потому что за четверть века после развала СССР никакого развития России не видно. Можно вообщето сомневаться в данных статистики, но победа в Великой Отечественной войне - факт бесспорный. А это была не только военная, но и экономическая победа, победа экономики, созданной в период сталинской индустриализации, победа созданной в то время советской общеобразовательной и инженерной школы, победа советской науки.

СССР унаследовал от дореволюционного прошлого территориальную структуру промышленности на три четверти размещённую в европейской части страны. С военно-стратегической точки зрения такое размещение производительных сил опасно. Новое строительство в 1930-е годы планировалось и осуществлялось таким образом, чтобы, по возможности, по всей стране имелись предприятия-дублеры по машиностроению, нефтепереработке, химии и т.д. Строящиеся предприятия работали на основе, прежде всего, местных или же недалеко расположенных сырьевых баз. В связи с ростом военной опасности, с 1937 года руководство страны уделяло все большее внимание созданию государственных резервов и площадок для размещения предприятий в случае их эвакуации. Когда такая необходимость возникла, за несколько первых месяцев войны было перебазировано в другие районы страны 1523 предприятия. Вместе с оборудованием эвакуировались рабочие и служащие. Всего же организованно и самостоятельно переехало в восточные районы страны около 25 млн. человек.

Воюют не только армии, воюют и экономики

Победу в войне нельзя свести к идеологии или к героизму и мастерству советского солдата и командира. Воюют не только армии. Воюют и экономики. Армии лишь уничтожают друг друга. Без обеспечения боевых действий вооружением, не уступающим тому, что находится у противника, без восстановления в большем количестве и в более высоком качестве того, что уничтожено противником - без этого победить в полномасштабной войне армия не может. Обеспечивающих боевые действия экономических ресурсов, без которых армия ни дня бы не продержалась, СССР требовалось не меньше, чем фашистской Германии. Напряжение сил у всех было одинаковым. В таких условиях победу обеспечивает более эффективная экономическая система. Одержанной Победой экономика СССР доказала своё превосходство над экономикой, объединённой гитлеровской Германией Европы – над первым Евросоюзом.

Советское государство и Сталин, являвшийся главным идеологом и организатором индустриализации страны, к концу 30-тых годов вручили военачальникам армию, практически равную по численности немецкой, превосходящую вероятного противника по количеству танков и самолетов. Эта армия, опиралась на мощнейшую в мире экономику. Престиж военного был поднят на громадную высоту, и ожидалось, что теперь советские генералы и маршалы достойно исполнят свой долг перед родиной. И только война показала, что надеяться на них было нельзя. Не все, оказалось, выполнили возложенные страной обязанности. Охотно включившись под командой Хрущева в кампанию клеветы на Сталина, советский генералитет отвлёк внимание народа и историков от своего собственного довоенного разгильдяйства. Во всём оказался виноват Сталин.

Нас убеждают, что заключив 23 августа 1939 года Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом (известный также, как пакт Молотова — Риббентропа), за который СССР осуждается некоторыми современными европейскими политиками и историками, Сталин поверил в мир с Германией, в отсутствие военной угрозы. Что всякие сообщения о готовящемся нападении немцев на СССР он считал провокацией и таких «провокаторов» жестоко карал. Но о чём нам в действительности говорят военные?

Сошлюсь на воспоминания маршала Советского Союза А.М. Василевского, который в годы войны в должности начальника Генерального штаба (1942—1945) принимал непосредственное участие в разработке и осуществлении практически всех крупных операций на советско-германском фронте. В воспоминаниях Василевского читаем: «Каждый день стал измеряться тем, что было сделано для укрепления безопасности страны. Достаточно сказать, что количество дивизий увеличилось с осени 1939 года к 1941 году более чем в два раза, а число авиационных полков к июню 1941 года в сравнении с началом 1939 года возросло на 4/5. Формировались танковые бригады для непосредственной поддержки пехоты. Вся наша система оперативной и боевой подготовки стала больше учитывать требования военного времени».

Угроза военной агрессии нарастала. Василевский пишет: «С февраля 1941 года Германия начала переброску войск к советским границам. Поступавшие в Генеральный штаб, Наркомат обороны и Наркомат иностранных дел данные все более свидетельствовали о непосредственной угрозе агрессии». Сегодняшнюю ложь о том, что разговоры о готовящемся нападении немцев на СССР считались провокацией, Василевский опровергает описанием реальных действий по подготовке к отражению нападения германской армии. К нападению готовились не только словом, но и делом.

«Так, с середины мая 1941 года, - пишет Василевский, - по директивам Генерального штаба началось выдвижение ряда армий — всего до 28 дивизий — из внутренних округов в приграничные, положив тем самым начало к выполнению плана сосредоточения и развертывания советских войск на западных границах. В мае — начале июня 1941 года на учебные сборы было призвано из запаса около 800 тыс. человек, и все они были направлены на пополнение войск приграничных западных военных округов и их укрепленных районов.

Сталин знал о концентрации немецких войск на границе, и не только не отрицал возможность нападения Германии, доверяя сведениям советской разведки, но и делал всё возможное для скорейшего выдвижения Красной армии на запад. Единственно, что не знал Сталин, так это точную дату нападения, окончательно определённую Гитлером, потому что она менялась. Так Василевский пишет: «Позднее всему миру стало известно, что уже 5 декабря Гитлер, рассмотрев «план Отто» (план нападения на СССР), одобрил его в принципе, а 18 декабря подписал «план Барбаросса» со сроком готовности нанести удар по СССР 15 мая 1941 года».

Итак, что получается? С февраля 1941 года Германия начала переброску войск к советским границам, 15 мая 1941 Гитлер планирует нанести удар по СССР, а переброска войск в западные военные округа, о которой пишет Василевский, происходит не в марте – апреле 1941 года, а в мае – июне, с того времени, когда Сталин назначается на должность главы правительства.

Так что ответственность за предпринимаемую советским правительством концентрацию советских войск на западе страны в зоне вероятного нападения Германии действительно несёт Сталин. Василевский пишет: «В мае — июне 1941 года по железной дороге на рубеж рек Западная Двина и Днепр были переброшены 19-я, 21-я и 22-я армии из Северо-Кавказского, Приволжского и Уральского военных округов, 25-й стрелковый корпус из Харьковского военного округа, а также 16-я армия из Забайкальского военного округа на Украину, в состав Киевского, особого военного округа. Когда мы читаем про переброску армии из Забайкальского военного округа, не нужно забывать, что на востоке страны к нападению на СССР готовилась Япония и можно ли в таком случае утверждать, что Сталин не верил в вероятность нападения Германии на СССР?

Выступая 24 мая 1941 года на расширенном заседании политбюро, Сталин заявил: «Обстановка обостряется с каждым днем. Очень похоже, что мы можем подвергнуться внезапному нападению со стороны фашистской Германии… От таких авантюристов, как гитлеровская клика, всего можно ожидать, тем более, нам известно, что нападение фашистской Германии на Советский Союз готовится при прямой поддержке монополистов США и Англии… Они надеются, что после взаимного истребления Германии и Советского Союза друг другом, сохранив свои вооруженные силы, станут безраздельно и спокойно господствовать в мире».

Тут же у Василевского читаем: «27 мая Генштаб дал западным приграничным округам указания о строительстве в срочном порядке полевых фронтовых командных пунктов, а 19 июня — вывести на них фронтовые управления Прибалтийского, Западного и Киевского особых военных округов.

Кто и почему не выполнил приказ № 0042 от 19 июня 1941

Разве это неверие в нападение немцев? Разве это неготовность к нападению, когда к западным границам со всей страны стягивается армия? И разве неожиданным стало вторжение фашистских войск, когда за три дня до этого управление военных округов выводится на полевые фронтовые командные пункты? Цитирую: «19 июня эти округа получают приказ маскировать аэродромы, воинские части, парки, склады и базы и рассредоточить самолеты на аэродромах». Сегодня этот приказ № 0042 от 19 июня 1941 года легко найти в сети «Интернет» и увидеть, как жёстко и конкретно он был сформулирован. Например, о самолётах там сказано следующее: «3. Категорически воспретить линейное и скученное расположение самолетов; рассредоточенным и замаскированным расположением самолетов обеспечить их полную ненаблюдаемость с воздуха...». Кто должен был следить за выполнением этого приказа? Глава правительства Сталин или Тимошенко, Жуков, Павлов и другие военные?

...Из протокола допроса Павлова Д.Г. от 7 июля 1941 г. Вопрос: Почему же все-таки немцам удалось прорвать фронт и углубиться на нашу территорию? Ответ: ...Господство авиации противника в воздухе было полное, тем паче что наша истребительная авиация уже в первый день одновременным ударом противника ровно в 4 часа утра по всем аэродромам была в значительном количестве выбита, не поднявшись в воздух. Всего за этот день выбито до 300 самолетов всех систем, в том числе и учебных. Все это случилось потому, что было темно и наша авиация не смогла подняться в воздух. Я лично не мог физически проверить, как была рассредоточена на аэродроме авиация, в то время как командующий ВВС Колец и его заместитель Таюрский, зам. по политчасти Листров и начальник штаба ВВС Тараненко доложили мне, что приказ наркома обороны о сосредоточенном расположении авиации ими выполнен...

По официальным советским данным, за один день 22 июня наша авиация потеряла 1200 самолетов, из них 800 - на аэродромах. 22 июня 1941 года были подвергнуты атаке 11 аэродромов Прибалтийского, 26 аэродромов Западного, 23 аэродрома Киевского, 6 аэродромов Одесского военных округов. Особенно большой урон получила авиация Западного и Киевского особых военных округов, где в первый день войны уничтожено и повреждено 1015 самолетов. Но те, кто называет эти цифры, обычно молчат о том, что Одесский военный округ 22 июня на аэродромах потерял всего три самолёта, да и то учебных. Пусть аэродромов и самолётов в этом округе была одна десятая часть от общего количества. Но почему тогда количество потерянных самолётов больше тысячи, а не три десятка? Об этом история умалчивает, так как возникает неудобный вопрос – почему для Одесского военного округа нападение не оказалось внезапным и его личный состав к нему был готов? И это при том, что приказ № 0042 от 19 июня 1941 рассредоточить по запасным аэродромам и замаскировать самолёты касался только трёх особых военных округов: Прибалтийского, Западного и Киевского. Одесский военный округ в нём не упоминается.

Что ещё остаётся для обвинения Сталина в том, что войска СССР, якобы, были застигнуты врасплох? Не был вовремя отдан приказ о полной боевой готовности?

Василевский пишет: «Само по себе приведение войск приграничной зоны в боевую готовность является чрезвычайным событием, и его нельзя рассматривать как нечто рядовое в жизни страны и в ее международном положении. Некоторые же читатели, не учитывая этого, считают, что, чем раньше были бы приведены Вооруженные Силы в боевую готовность, тем было бы лучше для нас, и дают резкие оценки Сталину за нежелание пойти на такой шаг еще при первых признаках агрессивных устремлений Германии. Сделан упрек и мне за то, что я, как они полагают, опустил критику в его адрес. Не буду подробно останавливаться на крайностях. Скажу лишь, что преждевременная боевая готовность Вооруженных Сил может принести не меньше вреда, чем запоздание с ней. От враждебной политики соседнего государства до войны нередко бывает дистанция огромного размера. И. В. Сталин не решался на это, исходя, конечно, из лучших побуждений». А я добавлю, что уже намеченное Гитлером нападение на СССР действительно переносилось. Например, намеченное на 15 мая. Предполагают, что сообщение ТАС от 14 июня в котором излагалась позиция руководства СССР в отношении Германии так же способствовало отсрочки нападения. В нём, в частности, опровергались слухи об агрессивных намерениях, как СССР, так и Германии и утверждалось, что, «по данным СССР, Германия неуклонно соблюдает условия советско-германского пакта о ненападении, как и Советский Союз».

Василевский пишет: «О том, что это сообщение является внешнеполитической акцией, говорит продолжавшееся осуществление организационно-мобилизационных мероприятий, переброска на запад войсковых соединений, перевод ряда предприятий на выполнение военных заказов и т. д. …К тому же в конце того же дня первый заместитель начальника Генерального штаба генерал Н. Ф. Ватутин разъяснил, что целью сообщения ТАСС являлась проверка истинных намерений гитлеровцев, и оно больше не привлекало нашего внимания». Это сообщение действительно преследовало чисто дипломатические цели и внутри страны никому расслабляться не позволялось.

Как видим, Сталин, принял все возможные меры к противодействию угрозе нападения Германии: экономические, дипломатические, военные. Он поступал как политик разумный и ответственный, достойный благодарной памяти потомков. Оставалось только определить часы и минуты, когда враг перейдёт границу, взять его на прицел и открыть огонь.

К.Сергеев, г.Владивосток.

Газета "Правда Приморья"

23 Июня 2016

Добавлено пользователем: Андрей Бегун
Поделиться:

Copyright © 2006-2018, Приморское краевое отделение КПРФ, свидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС77-72318 от 28 февраля 2018 г.

Учредитель: Приморское краевое отделение политической партии «КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ». Главный редактор: и.о. главного редактора Куликов Г.П.
Адрес редации: komitet@pkokprf.ru Телефон: (423) 2-45-48-02

Мнения отдельных авторов могут не совпадать с позицией редакции. При перепечатке опубликованных материалов прямая ссылка на наш сайт обязательна.

По техническим вопросам: webmaster@pkokprf.ru Разработка worldcar.design