RSS     Владивосток 24.04.2017 21:12       Написать нам  |  Войти

Последние фоторепортажи

Последние видео

Опрос (архив)

Президент и Правительство РФ утвердили рост тарифов ЖКХ на 2017 год. Как Вы к этому относитесь?


Империализм грозит всему человечеству

«Круглый стол» в редакции «Правды» на тему «Ленинская теория империализма и современный мир».

Материал подготовил Виктор Кожемяко, политический обозреватель «Правды». Фото Сергея Сергеева, Пресс-служба ЦК КПРФ
2016-12-23 12:21

Снова вспомнились известные строки Владимира Маяковского:

…В терновом венце революций

грядёт шестнадцатый год.

Ошибся поэт в своём пророческом предвидении совсем немного — революции (одна за другой!) грянули у нас в 1917-м. Но год предшествовавший, названный Маяковским в его поэме, ознаменовался событием, которое имело выдающееся значение для победы Великой Октябрьской социалистической революции в России. Тогда, в 1916-м, Владимир Ильич Ленин написал свою гениальную работу «Империализм, как высшая стадия капитализма».

Созданная на основе глубочайшего анализа экономического, социального и политического состояния мира, она многое предопределила в недалёком грядущем и, как теперь совершенно ясно, сохраняет своё исключительно важное значение до сих пор.

Вот почему серию «круглых столов», посвящённых 100-летию Великого Октября, редакция «Правды» решила начать с темы «Ленинская теория империализма и современный мир», о чём уже сообщалось в нашей газете. Мотивируя выбор темы, член Президиума ЦК КПРФ, главный редактор «Правды» Б.О. Комоцкий сказал:

— Все мы знаем, что Владимир Ильич никогда не занимался изучением ради изучения. Если мы возьмём любое его научное открытие (а мы с полным основанием говорим о ленинских научных открытиях), то всегда оказывается, что это было вызвано острейшей практической необходимостью и в конце концов воплощалось в практические политические решения и действия. Таков и ленинский анализ империализма как высшей стадии капитализма. Не будь этого изучения, не будь гениального вывода о возможности победы социалистической революции в одной отдельно взятой стране, не было бы и Великого Октября.

Да, мы прекрасно понимаем, что для революции должны сложиться объективные условия. Но чтобы они реализовались, необходим субъективный фактор. А он должен быть вооружён теорией — точной, адекватной современным условиям и смело революционной. И ленинский вывод стал основой курса на социалистическую революцию, хотя вначале, как мы знаем, он не был воспринят даже некоторыми ближайшими соратниками вождя. Однако Ленин исходил не из того, что так хотелось, главное — была готова теоретическая основа для этого его вывода.

Участники «круглого стола»: Председатель ЦК КПРФ, руководитель фракции КПРФ в Государственной думе Г.А. Зюганов, заместитель Председателя ЦК КПРФ Д.Г. Новиков, член Президиума ЦК КПРФ, главный редактор газеты «Правда» Б.О. Комоцкий, политический публицист Ю.П. Белов, доктор исторических наук С.И. Васильцов, доктор философских наук, профессор, советник Председателя ЦК КПРФ Л.И. Доброхотов, экономист, депутат Государственной думы второго, третьего и четвёртого созывов, советник Председателя ЦК КПРФ Л.Н. Швец, председатель центрального совета общественной организации «Российские учёные социалистической ориентации», доктор технических наук, публицист И.И. Никитчук, историк и писатель Ю.В. Емельянов.

Советский Союз достойно противостоял мировому империализму

Открыл работу «круглого стола» Г.А. Зюганов. Так совпало, что это обсуждение проходило в день 25-летия беловежского сговора, которым было предано дело Великого Октября и разрушен рождённый им Советский Союз. Напомнив об этом, лидер КПРФ отметил особую злободневность той темы, которая начинает серию правдинских «круглых столов» в преддверии 100-летия Великой Октябрьской социалистической революции.

— Ленинская теория империализма, — сказал он, — помогает нам точнее оценивать события прошлого, вернее ориентироваться в сложных хитросплетениях сегодняшнего дня и лучше видеть будущее.

Геннадий Андреевич обратил внимание на неразрывную связь двух ленинских трудов — «Развитие капитализма в России» и «Империализм, как высшая стадия капитализма». В обеих этих капитальных работах В.И. Ленин стал первооткрывателем.

В первой, которую он готовил три года ещё совсем молодым, на исходе ХIХ века, проанализировав более пятисот научных источников, будущий вождь большевиков убедительно показал, что капитализм уже утвердился в России, так что основная борьба предстоит теперь между ним и его могильщиком, которым, согласно Марксу, станет пролетариат. Во второй работе, созданной за год с небольшим до Великого Октября, Ленин с необыкновенной глубиной раскрыл, куда и как движется мировой капитализм, став империализмом.

У большевиков была твёрдая теоретическая основа в их курсе на социалистическую революцию. И победа её не была случайной. А если учесть колоссальное влияние нашей революции на весь мир, то по праву ХХ век может быть назван веком Великого Октября. Именно об этом больше всего говорил в своём выступлении руководитель КПРФ, приводя и факты величайших достижений первой на планете страны социализма и напоминая, как вся сволочь мира ополчилась против Советской страны, против Ленина и Сталина, Коммунистической партии, ставшей ведущей силой в СССР.

Ополчилась с первых дней существования Страны Советов, организовав против неё интервенцию четырнадцати империалистических государств и всемерно поддержав антисоветскую сторону в Гражданской войне. А затем, когда эта попытка удушения едва родившегося социализма сорвалась, империализм выпестовал свою ударную силу — гитлеровский фашизм, направив главную его мощь, собравшую потенциал почти всей Европы, к советским рубежам.

— Мы должны знать и помнить, — заявил Г.А. Зюганов, — что Великая Победа, которой справедливо гордится наш народ, — это была победа социализма, советского строя, дела Великого Октября. Именно это очень скоро первым в мире вывело Советский Союз и в космос.

Отставание империализма от социализма, несмотря на все усилия развёрнутой против нас «холодной войны», стало очевидным, но смириться с таким положением противники Советской державы и её союзников, конечно же, не могли. И тогда, напомнил Г.А. Зюганов, в США, давно уже взявших на себя роль главаря всех империалистических сил, началась разработка новой доктрины «невоенного» наступления на СССР и другие страны социализма.

В чём состояла эта доктрина? Прежде всего — в значительном усилении и совершенствовании мощного информационно-психологического давления на советских людей. С целью, например, доказать, что им, людям разных национальностей, тесно и неудобно жить в одной стране, а вот если они разбегутся по национальным квартирам, то заживут гораздо лучше. На самом же деле имелось в виду совсем иное: порвут вековые связи — и каждый будет тонуть поодиночке.

Ставилась также задача доказать молодёжи в Советской стране, что они — не наследники Великой Победы, что СССР виновен в развязывании Второй мировой войны наравне с гитлеровской Германией и вообще коммунисты, Красная Армия — это такие же злодеи, как фашисты.

— Обратите внимание ещё раз на информационно-пропагандистскую машину, приведшую в конце концов к трагедии Беловежской Пущи, — заметил Г.А. Зюганов. — Ведь и в самом деле было предпринято всё, чтобы доказать вроде бы немыслимое. А позднее в Страсбурге, в Парламентской ассамблее Совета Европы, я был буквально ошарашен, когда на трибуну полезли депутаты, утверждая, что Российская Федерация как наследница СССР должна отвечать за развязывание Второй мировой войны и за многое-многое другое, в чём сами они виноваты!

Та антисоветская доктрина, о которой говорил лидер КПРФ, разрабатывалась в 1962—1964 годах и осуществлялась почти три десятилетия. Зюганов выделил пункт, на который возлагались особые надежды при планировании способов взорвать Советскую страну изнутри. Наряду с гальванизированием и разжиганием национализма, сепаратизма, религиозного экстремизма, делалась важнейшая ставка на то, чтобы парализовать КПСС, протаскивая в её ряды и руководство агентов влияния.

— Последствия оказались тяжелее и грознее, чем даже беспримерные бедствия, перенесённые Советским Союзом после гитлеровского нашествия, — сказал Г.А. Зюганов. — Но коммунистические, антиимпериалистические, ленинско-сталинские идеи убить всё-таки не удалось, и наша партия в труднейших условиях сумела возродиться, чтобы продолжать дело Великого Октября.

Выступавший охарактеризовал главные меры КПРФ, принятые за последнее время в связи с тем положением, в котором оказалась страна. Ясно, что всем проводящим в мире империалистическую политику глобализации по-американски нравилась Россия после 1991 года — слабая, абсолютно зависимая, полностью подчинённая, когда безропотно сдавалось всё и вся. А как только послышались отсюда заявления о каких-то национальных интересах, о своём ареале обитания и желании сохранить в чём-то свои традиции, страну со всех сторон стали загонять в капкан.

И на этом фоне особенно неприемлемым представляется отношение нынешней власти к предложениям КПРФ, направленным на реальный социально-экономический подъём в стране и достижение большей справедливости в обществе. Лидер партии напомнил о программе «Десять шагов к достойной жизни», о целом ряде законодательных инициатив, связанных с национализацией минерально-сырьевой базы, введением прогрессивной шкалы налогов, с укреплением социальных гарантий гражданам и т.д. Всё это фактически отвергается. А вот теперь принят и соответствующий бюджет на предстоящие три года.

— Это бюджет не развития, а дальнейшей деградации, — заявил Председатель ЦК КПРФ. — Развитие начинается с годового бюджета в 22 триллиона рублей, а у нас он три года топчется вокруг 15 триллионов. Предложения нашей партии давали возможность наполнить бюджет до 26 триллионов в год, и это подкреплялось разработанными законопроектами. Однако «партия власти» предпочла снова отмахнуться от всех разумных предложений.

Сегодня у России три основные опасности. Кризис при таком бюджете будет только углубляться. Раскол в обществе будет только нарастать (а ныне в России 10 процентов самых богатых захватили 90 процентов национального дохода — чудовищная несправедливость!). И страну нашу продолжают брать в клещи. Например, стараются окончательно выдавить с рынков Европы, а у нас рынок здесь был колоссальный. В лучшие времена мы ежегодно торговали с европейскими странами на 450 миллиардов долларов, тогда как с Америкой — меньше 30 миллиардов. И пытаются не пустить Россию на рынки Азии…

— Исключительно важны сегодня уроки ленинско-сталинской модернизации, которая привела к самому уникальному, самому интенсивному развитию страны, — подчеркнул Г.А. Зюганов. — Ничего подобного мир не знал. В течение 20 лет средние темпы нашего экономического роста составляли 16,4 процента в год! Это изучалось всем миром, в том числе Рузвельтом в Америке. Свой потенциал за 20 лет Советская страна увеличила в 70 раз! До сих пор ничего похожего нигде нет.

Опыт Великого Октября бесценен, и в связи с этим Геннадий Андреевич говорил о большой работе, которую нашей партии предстоит провести, готовясь к 100-летнему юбилею первой в мире социалистической революции. Недавно состоялась Международная встреча представителей коммунистических и рабочих партий во Вьетнаме, а следующую такую встречу, по желанию всех участников, решено провести в Москве и Ленинграде. Она ознаменует Век Октября и обсудит очередные неотложные задачи коммунистов мира. Важное значение придаётся также назначенному на март 2017 года пленуму ЦК КПРФ, который обсудит меры по усилению роли нашей партии в борьбе против русофобии и антисоветизма.

А есть ли империализм в современной России?

Большой интерес участников «круглого стола» вызвало выступление известного историка, политолога и партийного публициста Ю.П. Белова.

— Когда мы речь ведём о гениальном ленинском труде, — сказал Юрий Павлович, — я хочу подчеркнуть: это гениальность не прошлого, а настоящего и будущего. Так же, как «Капитал» Маркса. И если мы попытаемся спроецировать основные положения этого труда на сегодняшнюю мировую и российскую действительность, то убедимся в непреходящей его ценности.

Позволю себе сделать это эскизно, высказав ряд субъективных, конечно же, размышлений — в надежде, что при необходимости товарищи меня откорректируют.

Так вот, первый вопрос: а есть ли сегодня российский империализм? По моему убеждению, он есть. Несмотря на то, что у нас так часто говорят о диком, варварском капитализме, периферийном, вторичном по отношению к европейскому и вообще западному. При всём этом, на мой взгляд, российский империализм оформился. Со всеми признаками.

Во-первых, это монополистический капитализм. Оформились монополии Мордашова, Лисина, Потанина и другие. Более того, у нас появилась форма государственно-частных монополий, где государство прикрывает очень крупный частный капитал, создаёт ему всяческие льготы и преференции: «Газпром», «Роснефть» и т.п. Назвать их государственными вряд ли кто рискнёт.

Следующая особенность империализма, по Ленину: капитализм паразитический, загнивающий. Что касается паразитизма, по-моему, он не требует особых доказательств. Паразитизм в квадрате, как определял Ленин, — это вывоз капитала. Тогда, когда он необходим для развития собственной страны, его вывозят.

Я имею в виду не только офшоры, ставшие притчей во языцех. Но ведь российские деньги работают даже на американскую экономику! То есть паразитизм тут совершенно наглядный. А где паразитизм, там и загнивание.

И самая примечательная особенность загнивания — это, по-моему, отказ российского олигархического капитала от курса на новую индустриализацию страны. Категорический отказ! А это ведёт всю нашу страну к полному загниванию.

Бесконечные разговоры о переходе на новый технологический уровень, об импортозамещении и т.п. остаются в основном разговорами. Делается кое-что — отчасти, сегментарно — в сфере ВПК, и это, пожалуй, всё. Хотя необходимость в новой индустриализации поистине кричащая.

Думается, нам не обойти и некоторые нынешние особенности империализма мирового, о чём скажу опять-таки сугубо субъективно. В чём эти особенности? Произошли серьёзные структурные изменения в экономике. Если раньше империализм преимущественно был государственно-монополистическим, то теперь транснациональные компании уже подавляют государство. Это очень опасно для всего человечества!

И всё больше возобладает новый вид паразитизма. Если раньше спекулятивный финансовый капитал имел место как исключение, то сейчас уже он становится господствующим. Скажем, капитал Сороса — это же чисто спекулятивный финансовый капитал: деньги делают деньги, минуя производство! То есть идёт подавление промышленного капитала. По сути дела, это финансово-экономический абсурд, который ведёт к саморазрушению капиталистической системы.

В чём феномен Трампа, о котором так много сейчас говорят? Мы слышим: герой, бросил всем вызов, один в поле воин... Да никакой он не один! На него сделал ставку финансово-промышленный капитал в лице наиболее прозорливых своих представителей, осознающих, что дело идёт к краху. Что надо восстанавливать промышленность и выводить её на новый технологический уровень. Что надо обуздать финансовый капитал.

Отсюда и определённые изменения в идеологии. Потому что вот это господство спекулятивного финансового капитала, особенно восторжествовавшее после уничтожения Советского Союза, и сопутствовавшее ему торжество либерализма, глобализма, засилье вообще «наднационального» и пренебрежение всем национальным — это же простор транснациональным компаниям.

И вот появляется Трамп, на которого сделали ставку, иначе он не появился бы. А его эпатажность только скрывает мотивацию этих стоящих за ним кланов, которые осознают весь трагизм положения. И, конечно же, это опасность для России, потому что друзьями нашей страны американских империалистов никак не назовёшь.

Вот в этой связи опять встаёт вопрос: а что же российский империализм? Он-то как здесь выглядит?

Да, империалистические интересы современного российского капитала очевидны. Потому что он вступил в борьбу за рынки сбыта, за ресурсы. Было раньше абсолютно плевать капитализму на Арктику, долгие годы. Но как только пошло потепление и выяснилось, что там находится четверть или даже более мировых запасов нефти и газа, тут же стали Арктику осваивать.

Из национальных интересов? Да нет, в интересах раздела мира, тех же ресурсов.

Совпадают ли порой империалистические интересы российского монополистического капитала с национальными? Бывает. Возвращение Крыма, Севастополя — это совпадение. Операция в Сирии — тоже совпадение. Только не забудем одно «но». Всякая война, даже если она называется военной операцией, дорого стоит. И тяжесть бремени войны, налоговой системы ложится на пролетарское большинство.

Верно говорится: «Кому война, а кому мать родна». Ведь для кого-то поставки вооружения и вообще военные поставки — это очень прибыльное дело! Так и получается: «Нам прибыль, а вам — чувство любви к Родине и новое налоговое бремя».

Вот на это нашей партии надо обращать больше внимания. Уж если «наверху» говорится о единстве нации, о необходимости сплочения народа в условиях ведения войны, так распределяйте налоговый груз по справедливости. Но ведь этого же нет!

А есть особенно явные несовпадения интересов империалистических и национальных, народных. Отношение к Белоруссии — сугубо империалистическое! И не только к ней. Политика на Украине такой же была. Дескать, вложили какие-то деньги — и будет всё в порядке. А оказалось, далеко не в порядке! Или теперешнее задабривание Турции, члена НАТО, — ещё какой бедой, какой авантюрой может оно обернуться для нас...

«Один из признаков империализма, — сказал Юрий Павлович Белов, — реакция». И продолжил вопросом: «В жизни нашего общества мы являемся свидетелями усиления реакции? Моё убеждение: являемся».

Обосновав этот тезис, выступавший заострил внимание на ленинской мысли об органической связи империализма и оппортунизма.

— В работе В.И. Ленина, о которой мы говорим, это одна из ведущих мыслей, она проходит там насквозь, причём сегодня невероятно актуальна для нас, — подчеркнул Ю.П. Белов. — Потому что перед искушением буржуазным парламентаризмом, с чего обычно начинается оппортунизм, стоит и наша партия. Любая коммунистическая партия в буржуазном обществе всегда будет стоять перед угрозой соскользнуть на рельсы буржуазного парламентаризма, а значит — отказа от классовой борьбы.

Говоря о разноликости оппортунизма, Юрий Павлович отметил и новые его формы, которые, в частности, заметны в нынешних российских условиях. Скажем, «наш» капитал не настолько щедр, чтобы пойти на подкуп и содержание существенной прослойки рабочей аристократии. Но ведь, кроме материального подкупа, есть ещё подкуп духовный. И вот он-то — например, апелляция к чувству патриотизма как самому святому — это ради бога! «На мой взгляд, используется этот духовный подкуп сегодня очень широко», — сказал Ю.П. Белов.

Теория — основа и ориентир практической деятельности коммунистов

Заместитель Председателя ЦК КПРФ Д.Г. Новиков согласился с предыдущими выступавшими в том, что работа В.И. Ленина «Империализм, как высшая стадия капитализма» стала не только выдающимся теоретическим трудом, но и важнейшей вехой на пути к практическому завоеванию большевистской партией власти в Октябре 1917 года. То есть таким образом был дан яркий урок связи теории и практики в деятельности партии большевиков.

Формулируя теорию империализма, Ленин показал неравномерность развития капитализма, сделал вывод о России как о «слабом звене» в его цепи, и ленинский анализ был подтверждён практикой: 100 лет назад в России была совершена социалистическая революция.

Важность связи теории и практики в деятельности большевистской партии проявилась не только при завоевании власти, но и в ходе дальнейшего социалистического строительства. Социализм — научно организованное общество. Развиваться успешно оно может только на научных основах. И отсюда известное сталинское высказывание (незадолго до его ухода из жизни): «Без теории нам смерть».

Что же конкретно беспокоило тогда главу Советского государства? Например, то, что не была завершена теоретическая работа по обоснованию советской системы хозяйствования. Начатая в 1941 году, она была прервана войной. Вернулись к этой работе только после войны, и результатом стал выход труда И.В. Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР». Однако разработки на этом направлении не были завершены. По мнению части исследователей и публицистов, это привело к деформации теоретической основы советской системы, а затем и создало условия для подрыва Советского Союза и проведения разрушительных либеральных реформ.

— Как раз сегодня — это уже отметил Геннадий Андреевич — исполняется ровно четверть века с того момента, как не стало СССР, — сказал Д.Г. Новиков. — И мне хочется, хотя бы коротко, поговорить об уроках капиталистической реставрации и о проблеме «слабого звена» в условиях такой реставрации.

Восстановление капитализма в СССР и ряде других государств Европы отбросило их обратно в мировую капиталистическую систему, причём на обочину этой системы. Особое место здесь занимают Россия и Украина. В процессе реставрации капитализма они выступили как слабые звенья в капиталистической цепи. Почему? Клубок противоречий был здесь наиболее острым. К традиционным капиталистическим антагонизмам прибавились специфические. Они были связаны с установлением капитализма на территории, уже получившей опыт социалистического развития.

1. Реставрация капитализма не смогла освоить производительные силы, доставшиеся ей от советского социализма. Более того, она разрушала их, отбросив экономику и социальную сферу на десятилетия назад.

2. Деформирована была структура экономики. В ней сохранились в основном лишь те отрасли, для продукции которых нашлись ниши на мировом капиталистическом рынке, — в основном это сырьевые отрасли.

3. Резко возросла, достигнув пиковых уровней, социальная и имущественная поляризация населения.

4. В духовной жизни на одной территории столкнулись ценности двух культур, двух типов личности — социалистической и буржуазной.

Капитализм России и Украине был навязан искусственно. Приживался он трудно. До начала 2000-х годов в жизни обоих государств существовало неустойчивое равновесие между сторонниками и противниками капитализма, о чём свидетельствовал и состав парламентов этих стран в ту пору.

Для Украины ситуация «слабого звена» обернулась на данном этапе не прорывом капиталистической цепи, а установлением абсолютно реакционного режима «в оранжево-коричневых тонах», полностью отвечающего интересам Запада и находящегося под абсолютным его контролем.

Что касается баланса политических сил в России, он выглядит иначе, но тоже не в пользу трудящихся. Для изменения этого баланса VI (октябрьский 2014 года) пленум ЦК КПРФ поставил перед партией задачу внесения социалистического сознания в рабочие массы и повышения в них своего влияния.

В этих условиях теоретическая работа для коммунистов сегодня не менее важна, чем столетие назад.

Вот только одна из дискуссий, которую ведёт КПРФ. Наши оппоненты утверждают, что человечество вступило в эпоху глобализации и потому ленинская теория империализма более не актуальна. Такой подход наша партия считает подменой понятий и предлагает различать глобализацию и глобализм.

В основе глобализации лежат объективные процессы экономической, политической и культурной интеграции в мире. Поэтому глобализация может использоваться и капиталистической системой, и социалистической.

Такой опыт у нас есть. После победы над фашизмом образовалась мировая система социализма, начался новый этап её борьбы с империализмом. В 1950 году по сталинскому решению Совет Министров СССР отменил привязку рубля к доллару. Рубль переводится на постоянную золотую основу, и тем самым Советский Союз был защищён от агрессивной финансовой политики США.

Кроме того, на рубль была переведена торговля со странами СЭВ, созданного в 1949 году, а также с Китаем, КНДР, Монголией и рядом других стран. Формировался самостоятельный финансово-экономический блок и общий рынок, свободный от доллара и от капиталистической системы.

Это был элемент социалистической глобализации.

В 1952 году в Москве проходит Международное экономическое совещание, сыгравшее важную роль в этих процессах. В форуме приняли участие 49 государств, причём не только социалистического выбора. СССР — ядро мировой системы социализма — становится также центром притяжения для всех прогрессивных сил. На этом совещании обсуждается создание общего рынка товаров, услуг и капиталов. Рассматривается и вопрос создания единой валюты с золотым содержанием. Тем самым империализму был бы нанесён новый решительный удар. Однако после смерти Сталина ситуация изменилась не в лучшую сторону. Внешняя торговля с большинством стран со времён Хрущёва стала осуществляться в долларах.

Тем не менее факт остаётся фактом: глобализация может использоваться и силами капитализма, и силами социализма. Ведь в это же время, о котором я говорил, западный мир формировал свою глобальную систему, в том числе финансовую: вспомним Бреттон-Вудское соглашение.

Поэтому подчеркнём ещё раз: КПРФ различает термины: «глобализация» и «глобализм». По сути, глобализм — это империализм эпохи глобализации. Складывается он к концу ХХ века. Впервые на это было указано в книге Г.А. Зюганова «Глобализация и судьба человечества», вышедшей в 2001 году. Затем эта характеристика глобализма вошла в Политический отчёт ЦК XV съезду КПРФ в 2013 году. Она основана на ленинской теории империализма.

Данная характеристика даёт многое для анализа современных процессов. Так, в условиях глобализма монополизация, особенно высокотехнологичных сфер экономики, достигла такого уровня, когда конкуренция становится невозможна, а рыночные механизмы перестают работать.

Заводы транснациональных корпораций размещаются там, где наиболее выгодные логистика и условия найма рабочей силы. У их владельцев в буквальном смысле нет отечества.

В таких условиях ещё оставшийся национальный бизнес, особенно средний и малый, тотально проигрывает конкурентную борьбу с ТНК. Единственным выходом для национального бизнеса становится борьба за протекционистские меры, защита внутреннего рынка от иностранных товаров. Именно этим вызван ренессанс национализма и протекционизма в последние годы. Достиг этот процесс и США. Свидетельство тому — победа Дональда Трампа, о чём говорил Юрий Павлович Белов. А до этого в Великобритании состоялся референдум, по итогам которого страна покидает ЕС.

Вот эти противоречия между транснациональным капиталом и остатками национального капитала ускоренно формируют предпосылки всё более острых конфликтов, в том числе и военных. Сегодня в целом кризис капитализма вновь обостряется.

Особо стоит отметить в условиях империалистической глобализации такую проблему, как тотальное падение спроса, столь необходимого для умножения капитала. Казалось бы, на планете живёт более семи миллиардов человек, и население быстро растёт. Но сам же капитал сделал всё, чтобы снизить платёжеспособный спрос на его товары. Максимизация прибыли и снижение издержек привели к колоссальному социальному расколу, повсеместному наступлению на права граждан.

Но в рамках существующей системы, в рамках капитализма эти противоречия неразрешимы. Гарантирует преодоление такого рода противоречий только социализм. Причём предложить миру реальную альтернативу империализму могут только партии коммунистические. Попытки сформировать отдельное от коммунистической традиции антиглобалистское движение оказались не слишком эффективны.

Для усиления борьбы левых, прогрессивных сил мира против империализма необходимо укрепление их взаимодействия. Важная в этом отношении форма — встречи представителей коммунистических и рабочих партий. Последняя из них, как уже отметил Геннадий Андреевич, прошла в Ханое в октябре текущего года. Следующая, 19-я встреча пройдёт в 2017 году во время празднования 100-летия Октября в России.

Стадия не только высшая, но и последняя

— В качестве эпиграфа к своим тезисам, — начала выступление Л.Н. Швец, — я приведу высказывание Альберта Эйнштейна: «Никакую проблему невозможно решить на том же уровне, на каком она возникла». И вот В.И. Ленин подходил к анализу империализма с иного уровня — социалистического.

Как только стали обостряться проблемы капиталистической системы, которые заложены внутри неё самой, и прежде всего противоречия между трудом и капиталом, те, кому эта система служила, начали искать выход, обратила внимание Любовь Никитична. Поначалу выход они видели в колонизации отдельных государств, которой зачастую придавалась форма благородного миссионерства, исследовательских поисков и т.п.

Впереди всех здесь была Англия, которая именно благодаря такой политике превратилась в Великобританию. Уинстон Черчилль говорил: «На нашем острове живут 45 миллионов человек, значительная часть которых существуют благодаря нашей позиции в мире — экономической, политической, имперской». Речь тут идёт именно о развитии империализма — под флагом самых сильных, экономически и технически наиболее развитых государств.

По мере концентрации капитала, то есть в результате, как говорил Маркс, «экспроприации многих капиталов немногими», процесс развития империалистической формы капитализма усиливается участием в нём крупнейших монополий.

В подтверждение этого, сказала Любовь Швец, приведу слова основателя и первого владельца крупнейшей алмазной корпорации «De Beers» («Дэ Бирс») британского предпринимателя Сесиля Родса. Он говорил в 1895 году немецким журналистам: «Я посетил вчера одно собрание безработных. Когда я послушал там дикие речи, которые были сплошным криком: «Хлеба! Хлеба!», я, идя домой и размышляя об увиденном, убедился более чем прежде в важности империализма. Мы должны завладеть новыми землями для помещения избытка населения, для приобретения новых областей сбыта товаров, производимых на фабриках и рудниках. Империализм есть вопрос желудка. Если вы не хотите гражданской войны, вы должны стать империалистами».

Через три года после Родса на эту же тему высказывается американский экономист Чарльз Конант. Он заявляет, что империализм необходим, «чтобы экономическая система не оказалась потрясённой социальной революцией».

При помощи политики империализма социальные конфликты выносятся за пределы ведущих стран. В том же 1898 году американский сенатор Альберт Беверидж высказывает провидческую мысль: «Будущие конфликты обязательно будут торговыми». А почти за полвека до этого, в 1850 году, Маркс в одном из писем Энгельсу писал: «Теперь мировой рынок существует на самом деле. С выходом Калифорнии и Японии на мировой рынок глобализация свершилась».

В 1912 году американский президент Уильям Тафт в своём послании конгрессу откровенно заявляет о необходимости новой политики, благодаря которой можно будет осуществить «замену пуль долларом». Здесь речь идёт не только о торговом, но и о финансовом влиянии США.

В 1913 году в США создаётся Федеральная резервная система, наделённая правом эмиссии доллара и неподконтрольная даже американскому президенту. Это уже была структура нового типа, которая с самого начала своего существования и по сей день обслуживает интересы международного финансового капитала.

Но перечисленными методами оказалось невозможно решить все проблемы, вставшие перед европейскими государствами и Соединёнными Штатами. Более того, их проблемы даже обостряются, что подталкивает государства к военному столкновению друг с другом. Первая мировая война, начавшаяся в 1914 году, по сути стала следствием противоречий, заложенных в капиталистической системе и обострившихся на империалистической стадии её развития. Эта война, в которой европейские страны понесли огромные потери и убытки, а США получили колоссальные доходы, выводит Америку на главное место в мире по экономическому влиянию.

Однако те же противоречия, заложенные в капитализме, не позволили Соединённым Штатам долго наслаждаться процветанием. В 1929 году начинается гигантский финансово-экономический обвал, названный «великой депрессией». И снова Америку спасает война — теперь уже Вторая мировая.

В 1944 году состоялось Бреттон-Вудское соглашение, итогом которого явилось создание Международного валютного фонда и Всемирного банка. Это стало ещё одним доказательством гениального вывода В.И. Ленина о том, что на империалистической стадии развития капитализма вывоз капитала приобретает большее значение, нежели вывоз товаров.

— О том, что империализм — это не только высшая, но и последняя стадия капитализма, в полной мере свидетельствует сегодняшний день, — заключила Любовь Никитична Швец. — Так, одна из отличительных особенностей последних лет — стремительное усиление эрозии международных союзов и соглашений, постепенно переходящей в их распад. Это касается и Евросоюза, и таких торгово-экономических соглашений, как Трансатлантическое и Транстихоокеанское. Это структуры, отражающие принципы «нового» империализма. И когда они начинают рушиться, — зачастую ещё до того, как успели развиться, — капиталистическая система уже не находит им альтернативы, способной укрепить её жизнеспособность, уберечь её от глобального кризиса. Впереди всё более видится социализм.

Куда ведут сегодня общественные изменения

— Сегодня империализм борется за своё существование, — заявил доктор исторических наук С.И. Васильцов. — И борется насмерть. Под ударами сильнейших приступов общего кризиса капитализма в конце 70-х — начале 80-х годов прошлого века он оказался буквально на краю гибели. Но Западу удалось поправить свои дела. Каким образом? Проведя уникальную геополитическую авантюру — уничтожив и разграбив силами внутренней реакции СССР и страны социалистического содружества.

Быстрота умирания мирового капитализма оказалась явно переоценена. Опасность же империализма — сильно приуменьшена. Что и позволило Западу, высосавшему, как говорится, кровь в первую очередь из России, выскочить из-под ударов общего кризиса. Он продлил своё относительно спокойное существование ещё почти на 30 лет.

Но в последние годы обстановка начала меняться. В итоге США оказались примерно там же, где они были три десятка лет назад, — в ожидании очередных конвульсий общего кризиса капитализма. По меркам истории это случилось внезапно. И это отчасти вогнало США в ступор.

— Не потому ли сами проявления этого кризиса выглядят сегодня во многом по-новому? Уместно напомнить, — отметил С.И. Васильцов, — как классики марксизма, заставшие наступление империалистической эпохи (я говорю о Ленине и Сталине), предупреждали, что общественные процессы идут теперь очень быстро. Сейчас характеристики индустриального общества всё быстрее начинают трансформироваться в закономерности даже не просто информационного общества. Оно явно теряет новизну. Очевидно, что оно является преддверием того общества, о котором много говорилось ещё в решениях КПСС, — общества, где, согласно предвидению Маркса, главной производительной силой становится наука.

Централизация промышленности сменяется её децентрализацией. Громадные «великие стройки» заменяются небольшими, но крайне эффективными предприятиями, работающими на базе микроэлектроники. Вместо процессов концентрации рабочей силы на предприятиях-гигантах приходят процессы деконцентрации.

Впрочем... Вполне может быть, заявил выступавший, что централизация производства и, соответственно, концентрация рабочей силы на самом деле не прекратились, а лишь принципиально видоизменились, перешли на иной, куда более высокий уровень. В частности, если в привычном нам индустриальном обществе происходила, так сказать, физическая концентрация рабочей силы — как рабочих рук, то теперь начинается концентрация созидательной, творческой, как ныне говорят, креативной мысли.

Территориально её носители могут быть сколь угодно сильно рассеяны, тогда как их интеллект — через посредство Интернета — наоборот, собран буквально «в кулак».

Тут, по мнению Васильцова, вновь уместно обратиться к Марксу: «Развитие основного капитала является показателем того, до какой степени всеобщее общественное знание... превратилось в непосредственную производительную силу, и отсюда — показателем того, до какой степени условия самого общественного жизненного процесса подчинены контролю всеобщего интеллекта и преобразованы в соответствии с ним».

Естественно, формирование этой новой социально-экономической реальности пока только начинается. Но уже сейчас ясно: непривычные явления в быстро меняющемся обществе не будут иссякать. Новое рождает новое, непривычное — непривычное...

В.И. Ленин, например, говорил об особого рода кризисах — кризисах «не одних только экономических», имеющих огромные размеры и сопровождающих всё развитие империализма. Именно такие особого вида кризисы мир и переживает в последние десятилетия.

Огромные социальные группы оказываются вдруг сидящими «между двух стульев». Их рабочие руки всё меньше кому-либо нужны, поскольку пригодны разве что для самых примитивных работ. Но и включиться в новые процессы они не в состоянии.

Отсюда — их зависание в социально-экономической неопределённости. То есть предсказанный классиками марксизма-ленинизма процесс загнивания капитализма, а тем более теперь империализма разворачивается в полную силу. Появляются обширные, уже глобальные, зоны маргинализации. Причём зоны интернационализированные, перешагивающие через границы.

Такие дегенеративные изменения в истории империализма известны. Некогда они породили фашизм. Сегодня это глобальные реальности нового типа. Их последствия чрезвычайно опасны. Недаром президент Трамп готов перетрясти всю экономику США, лишь бы дать именно американцам миллионы рабочих мест. А значит, и всемерно сузить ту самую зону общественного разложения, разрастающуюся и в США.

Уже Ленин говорил о том, что «главная социальная (не военная) опора буржуазии» — это «слой обуржуазившихся рабочих, или рабочей аристократии, вполне мещанских по образу жизни, по размерам заработков, по всему своему миросозерцанию». Сегодня же к ним прибавились (всё заметнее превосходя численно) и маргинальные, разлагающиеся слои населения, в том числе пришлого. Эти социальные новообразования практически ничего не создают, но активно потребляют сделанное чужими руками. Маргиналитет на нынешней стадии империализма делается чуть ли не ведущей социальной прослойкой.

Закачка в группу ведущих мировых держав инородных и инокультурных маргинальных масс провоцирует почти всеобщий — уже не столько экономический, а культурный, психологический, даже цивилизационный кризис.

Отсюда, быть может, и фактор президента Трампа. Он, как кажется, пытается спасти свою страну, развернув американский «корабль» в очень непривычную для империалистических кругов XX столетия сторону. Это можно сравнить с усилиями пассажира падающего воздушного шара, который для облегчения гондолы, торопясь, ищет то, что можно сбросить.

Его, Трампа, намерения похожи и на серьёзную подготовку к большой войне. Поскольку вывод производств за национальные рамки в случае такого конфликта грозит Америке опаснейшим отрывом от собственных заморских производственных баз. Под ударом оказались сами военно-стратегические позиции Штатов. Поскольку, скажем, неизбежная транспортировка в США из стран-производителей вооружений — преимущественно морем — ставит такие коммуникации под жесточайший удар противника. Опыт битв на море во время Первой и Второй мировых войн это доказывает куда как хорошо.

При том что расположенный на территории США их индустриальный «бэкграунд» гниёт и распадается. Достаточно указать на трагедию ещё недавно процветавших индустриальных центров (вроде Детройта), сделавшихся городами-призраками. Трудами империалистических сил Америка стала превращаться в собственные задворки.

Планируемыми шагами Трамп намерен не только покончить со всё большим хаосом плохо продуманной американской политики, но и собрать нацию воедино. Естественно, для реализации столь глобальных намёток потребуется не меньше десятилетия, а то и двух. Это и есть те более или менее вероятные сроки, что остались у России, чтобы подняться и навести порядок у себя дома. И в полной мере встать на ноги во всех областях экономики, науки и жизни. Надо быть готовыми к самому разному.

Сегодня над страной довлеет опаснейшее наследство эпохи «перестройки и реформ». Сложнейшие времена минувшего века, 20—30-е годы, тоже были связаны с крахом вроде бы полного всевластия либералов. Которое так расшатывало национальные государства, толкая их к гибели, что те, пытаясь спастись, перерождались в мощные авторитарные режимы. Хотя и очень разной политической окраски...

Кризисы наших дней спровоцированы этими же силами, которые на сей раз пытаются предельно раскачать уже всю европейскую цивилизацию, а то и уничтожить её... Какова же будет отдача? Если говорить, что империализм способен, погибая, увлечь за собой всё человечество, то это, в свете таких процессов, не будет художественной метафорой.

Мы иногда говорим, отметил Сергей Иванович Васильцов, о социальной структуре окружающей нас российской действительности. На классический марксистский взгляд, по его мнению, она всё ещё сохраняет вид социального расплава с немногими островками уже сформировавшихся классовых структур. При этом, считает учёный, в глаза начинает бросаться одна из ключевых проблем формирующегося постиндустриального общества. Речь об огромной, многомиллионной (а то и насчитывающей десятки миллионов человек) массе граждан, занятых латентным, постоянно сменяемым трудом. Точнее — непрерывной «подработкой».

Иногда этих «серых» работников на средневековый европейский лад называют фрилансерами — сиречь вольными копейщиками. Преимущественно это молодые люди в возрасте от 20 до 45 лет. Их орудие производства — компьютер. Главное в их психологии и мировосприятии — требование полной творческой и жизненной независимости.

Как в своё время В.И. Ленин выявил такие новые группы рабочих, как сельский, конторский и торговый пролетариат, так и сегодня, наверное, мы могли бы вычленить из очень пёстрой социальной массы фрилансеров новейшие группы трудящихся. Такова одна из исследовательских задач российской общественной науки на ближайшее будущее, заявил Васильцов.

Да, внешне такие очень индивидуализированные работники аполитичны. Однако внутренне, что хорошо доказывают грамотные соцопросы, нередко даже сверхполитизированы.

Именно из их среды зачастую вербуются — по тем же интернет-каналам — ударные силы «цветных» революций. Такие социальные слои довольно просто делаются той социальной и морально-политической массой, из которой можно «вылепить» социальную базу для почти любых общественно-политических движений.

С ними империализм уже сегодня начал заигрывать активнейшим образом.

Глобализации по-американски, которая была исследована Геннадием Андреевичем, во многом удалось видоизмениться. Сейчас она переходит на иной уровень, успев рассеять по миру семена новых потрясений, семена нового и неожиданного свойства. Разрушив устоявшиеся за века государственные структуры многих стран, особенно Ближневосточного региона и Северной Африки, и превратив в агрессивное маргинальное «варево» огромную часть их населения, Америка бросила такие деструктивные силы уже на Европу, распространив и на неё курс «управляемого хаоса».

Под угрозою, трудами этого «обновлённого» империализма, считает Васильцов, оказалась сама европейская цивилизация. Всё идёт к высшей форме межимпериалистических противоречий — к фашизации Европы…

Альтернативой может быть только социализм

А вот с чего начал своё выступление профессор Л.Н. Доброхотов:

— Выдающийся труд В.И. Ленина позволяет понять достижения и проблемы Советской страны и мирового коммунистического движения в конце ХХ века, причины поражения СССР 25 лет назад, провал мечты либералов и оппортунистов о построении процветающего капитализма на территории бывшего Советского Союза, крах доктрины глобализма, происходящий на наших глазах. Этот труд проясняет и причины кризиса системы современного постиндустриального западного общества с его философией, культурой и идеологией постмодерна, которую более четверти века упорно пытаются копировать у нас в России захватившие почти все командные высоты либералы-западники. А самое главное — явнее становится неизбежность победы обновлённого социализма как спасительной для России и всего мира альтернативы разлагающемуся и распадающемуся капитализму.

Сегодня этот фундаментальный ленинский труд, опирающийся на критическое осмысление работ ведущих западных экономистов того времени, считает учёный, должен быть привлечён для дискуссии по принципиальным вопросам нынешнего положения нашей страны. Он содержит аргументы, показывающие утопичность планов встраивания РФ в ядро «глобального капитализма». Труд ценен тем, что обнаруживает очевидность этой невозможности уже в начале ХХ века, когда шансов влиться в развитый капитализм у нашей страны было больше, чем сегодня.

Из работы Ленина прямо вытекал вывод, что уже в начале прошлого века всякая возможность индустриализации и модернизации на путях капитализма для тех стран, которые не попали в строго лимитированную группу государств — сверхэлиту того времени, была утрачена. Уделом остальных, включая Россию, стала вечная отсталость. Великий Октябрь, как и предсказывал его вождь, оказался той единственной и уникальной возможностью для нас (а впоследствии для Китая и ряда других стран) вырваться вперёд на принципах социализма, реализовав великий потенциал социальной, индустриальной, научной и культурной революции.

Но, как показала практика, плодами такой революции после Второй мировой войны по-своему смогли воспользоваться и капиталистические страны Западной Европы. В частности, речь идёт о реализации плана Маршалла. Вашингтон и его союзники в Европе в условиях «холодной войны» и информационного противоборства были вынуждены предоставить своим народам достаточно широкие социальные права, обеспечить им относительно высокое качество жизни, прежде всего имея в виду притягательный пример СССР и других стран социализма, то есть противодействие этому примеру.

Мы знаем, что как только скоординированными подрывными действиями извне и изнутри СССР и мир социализма в Европе были разрушены, а неизбежные для капитализма кризисы стали учащаться, сильные мира того тут же начали вытаскивать свои капиталы, отнимая у народов Европы и Америки ранее предоставленные им социальные права и привилегии.

Далее ещё один тезис. Ленин в своём труде отмечает, что необходимый уровень прибыли капиталист не может обеспечить эксплуатацией труда работников, представляющих лишь местное население. Ведь им надо платить более или менее приличную зарплату, обеспечивать социальными льготами, охраной труда. Более того, уже в начале века Ильич отмечал тенденцию перемещения всё большей части бизнеса из Западной Европы именно по этой причине в те самые слаборазвитые районы мира.

В.И. Ленин цитирует рассуждения идеологов империализма (например, С. Родса) о том, что разрешение социальных проблем в самой метрополии было едва ли не важнейшей целью эксплуатации зависимых стран («Если вы не хотите гражданской войны, вы должны стать империалистами»). Казалось бы, эту проблему Запад успешно решил: его «низшие классы» оказались подкупленными в достаточной мере, чтобы оставаться спокойными. Но это было временным явлением — пока были живы и здоровы СССР и мир социализма в Европе. Теперь всё не так. Социальные и национальные проблемы в США и Европе всё более напоминают бомбу с дымящимся запальным шнуром. Вот что теперь говорят ведущие западные публицисты и политики о нынешней ситуации на Западе.

Катрина ванден Хейвел, главный редактор нью-йорского еженедельника «Нейшн»: «Мы наблюдаем кризис всей нашей политической системы. Всех её институтов. К брэкзиту (выходу Британии из ЕС. — Л.Д.) привело народное недовольство, часто вполне обоснованное, и точно такое же народное недовольство стало частью «феномена Трампа», обеспечило ему победу. У простого американца в нашей стране свой счёт к элите. Это элита развязала войну в Ираке, элита виновата в финансовом кризисе 2008-го, элита не обеспечила людей работой и возможностью заработка. Так многие считают, и это надо понять и с этим считаться».

А вот мнение хорошо известного у нас политолога, почётного профессора Принстонского и Нью-Йоркского университетов Стивена Коэна: «Я полагаю, что выборы (в Америке) тоже стали своеобразным референдумом. У обоих кандидатов были беспрецедентно низкие рейтинги. А это значит, избиратели голосовали не за или против конкретного человека, а по более глобальным вопросам. В частности, дали понять, как они относятся к тому, что их много лет обманывали лидеры обеих партий…

На этих выборах впервые со времён Рузвельта возродилось понятие «класс». До Трампа все дискуссии в Америке касались исключительно среднего класса. Кризис среднего класса, кто поможет среднему классу… Сандерс (претендент на пост президента от демократической партии, сенатор-социалист от штата Вермонт. — Л.Д.) строил свою кампанию именно в этом ключе. Он никогда не говорил о рабочих, хотя вроде бы социалист. Он говорил: «Я спасу средний класс» или «Миссис Клинтон не поможет среднему классу, она связана с Уолл-стрит». А потом появился Трамп и стал апеллировать к людям, потерявшим работу. Он обещал вернуть рабочие места в Америку. Создать новые рабочие места. То есть обращался явно не к среднему классу, у которого, по логике вещей, работа есть. Трамп всколыхнул людей, обиженных обществом, недовольных существующим порядком».

Обратите внимание, продолжал далее Доброхотов, жизненный уровень рухнул за последние десятилетия и у них, и у нас. Причина, думаю, ясна. В связи с этим важно вчитаться в то, что говорили те же Трамп и Сандерс (который, как выяснилось, и должен был стать официальным кандидатом от демократов на выборах, если бы не манипуляции с организацией праймериз со стороны верхушки этой партии, истово проталкивавшей Хиллари Клинтон).

Вот что говорил Дональд Трамп в Геттисберге, штат Пенсильвания, в своей программной предвыборной речи:

«Мы сейчас очень сильно расколоты... страна оказалась в беде... Почти каждый четвёртый американец в самом трудоспособном возрасте не имеет работы. В каждом пятом домохозяйстве никто не работает. 45 миллионов американцев получают продовольственные талоны, а 47 миллионов живут в бедности. Страдают небогатые горожане, страдают афро-американские и латиноамериканские общины — мы обманули их надежды...

Мы ввязываемся в военные авантюры за рубежом. Наши войны тянутся до бесконечности...Тем временем у нас в стране наши героические ветераны умирают, не дождавшись медицинской помощи. Перемены не могут исходить изнутри сломанной системы — а наша система сломана... Эта система абсолютно неработоспособна и основана на мошенничестве…

Сейчас наши рабочие места уходят из страны. Они уходят в Мексику, в другие страны. Это одностороннее движение. Они получают работу, заводы, деньги, а нам остаются наркотики и безработица…»

Узнаёте предупреждение Ильича?

А вот что говорил Берни Сандерс в своей программной речи в Джорджтаунском университете в Вашингтоне:

«Реальность состоит в том, что за последние 40 лет великий средний класс этой страны находился в упадке, а вера в нашу политическую систему ныне крайне низка. Богатые стали намного богаче. Почти каждый из остальных стал беднее...

Мы должны создать культуру, которая, как напомнил нам об этом папа Франциск, не может зиждиться на одной молитве по деньгам. Мы не можем согласиться с государством, в котором миллиардеры конкурируют размерами своих суперъяхт, в то время как американские дети ходят голодными, а ветераны спят на улицах».

Далее Сандерс напомнил своим слушателям, что глубоко почитаемый в Америке президент Франклин Рузвельт ещё в 1944 году говорил о том, что подлинная свобода граждан не может существовать без их экономической безопасности. «Нуждающийся человек не является свободным», — подчёркивал он.

— Кстати, добавлю от себя, — заметил Л.Н. Доброхотов, — что право американцев на защиту от нужды (Freedom from Want) было торжественно провозглашено тем же Франклином Рузвельтом ещё в январе 1941 года. А в Декларации Независимости США содержится вписанное рукою Томаса Джефферсона их право на стремление к счастью…

Как показала мировая история, в том числе и история США, при капитализме, а тем более при империализме ни то, ни другое для большинства народа невозможно — ни в стране-угнетательнице, ни в угнетённых и подвергающихся насилию и ограблению странах. Это возможно только при социализме. Сегодня даже в США начинают это осознавать.

Внимательнее воспринимать ленинские уроки

— Работа В.И. Ленина «Империализм, как высшая стадия капитализма», написанная в 1916 году, остаётся удивительно современной, — сказал доктор технических наук И.И. Никитчук. — Она очень интересна и с точки зрения методологии.

Во-первых, это яркий пример для каждого из нас, коммунистов, с какой тщательностью надо подходить к формулированию своих идей и мыслей. Прежде чем написать эту в общем-то не так уж и большую по объёму работу, Ленин проделал титанический подготовительный труд. Изучена масса статистического материала, многочисленные книги буржуазных экономистов и т.д. Это поразительно! Ведь практически целый том в Собрании сочинений Ленина заполнен выписками, цитатами из первоисточников.

Во-вторых, Ленин на деле продемонстрировал известный тезис, что марксизм — это не догма. Это живое учение, развивающееся на базе диалектического восприятия реальной действительности, реальной жизни. Анализ Ленина показывает, например, что вывод Маркса о развитии капитализма метрополии как образца будущего развития подопечных территорий не совсем верен. «Страна, промышленно более развитая, показывает менее развитой стране лишь картину её собственного будущего», — писал Маркс. Ленин же показывает, что переход капитализма в стадию империализма сделал такое развитие невозможным — хотя бы потому, что монополии «центра» завладевают источниками сырья во всём мире, пресекая тем самым возможность развития «туземного» капитализма. Отсюда следует утопичность планов встраивания РФ в ядро «глобального капитализма». Её роль — сырьевой придаток мировой капиталистической системы. И её уделом стала и будет слаборазвитость. На деле анклавы капитализма, создаваемые с помощью капитала метрополий в периферийных обществах, качественно отличны от капитализма в ядре системы. Это — очаги дополняющей экономики, не интегрированные в народное хозяйство периферии и не способные существовать в рамках капитализма на периферии при разрыве связей с метрополией. На примере современных ТНК это видно очень наглядно, но уже и опыт современной России показывает то же самое с достаточной очевидностью. Капитализм, который развивается в России, загнал народное хозяйство в историческую ловушку, в перманентный кризис.

В-третьих, тщательность и глубина ленинского исследования монополистического капитализма обеспечивают современную актуальность этого труда и его основных положений. Остаются актуальными практически все признаки империализма, сформулированные Лениным, за исключением, может быть, одного — пятого, где речь идёт о завершении территориального раздела земли крупнейшими капиталистическими державами. Сегодня, после краха колониальной системы, идёт раздел и передел не территорий, а рынков сбыта, финансовых рынков, технологического закабаления менее развитых стран.

В-четвёртых, по мнению И.И. Никитчука, чрезвычайное значение для нас, современных коммунистов, имеет ещё одна тема, которой Ленин придал очень большое значение. Речь идёт том, что рабочий класс промышленно развитых стран Запада не является вполне революционным классом (строго говоря, не является и пролетариатом). Это, как считает Иван Игнатьевич, важная предпосылка для преодоления убеждения в том, что лишь мировая пролетарская революция может стать мотором освобождения народов от капиталистической эксплуатации. Преодоление такого постулата и стало ведь условием для создания ленинской теории революции, что привело к Великому Октябрю.

В приведённых Лениным цитатах речь идёт о вовлечении всего рабочего класса Запада в эксплуатацию периферии. Так, широко цитируемый английский экономист Дж. А. Гобсон пишет: «Господствующее государство использует свои провинции, колонии и зависимые страны для обогащения своего правящего класса и для подкупа своих низших классов, чтобы они оставались спокойными». Это мы наблюдаем и сегодня! Эту проблему, убеждён Никитчук, Запад успешно решил: его «низшие классы» оказались подкупленными в достаточной мере.

Сильной иллюстрацией к этой теме, сказал выступавший, служат приведённые В.И. Лениным высказывания Энгельса. В 1858 году он писал Марксу: «Английский пролетариат фактически всё более и более обуржуазивается, так что эта самая буржуазная из всех наций хочет, по-видимому, довести дело, в конце концов, до того, чтобы иметь буржуазную аристократию и буржуазный пролетариат рядом с буржуазией».

Из этого прямо следовало и следует, по логике выступавшего, что уповать на пролетарскую революцию в метрополиях капитализма не приходится, а революция в странах периферийного капитализма, к которым относится и Россия, вполне вероятна, приобретая не только антикапиталистический, но и национально-освободительный характер.

В-пятых, В.И. Ленин, как здесь уже отмечалось, очень много внимания уделяет борьбе со всякого рода оппортунистическими течениями и веяниями Каутского и других лидеров II Интернационала. Он подвергает резкой критике их попытки приукрасить капитализм, сгладить его противоречия и т.д. Этой болезнью заражено и современное коммунистическое движение. Отход от позиций марксизма неизбежно ведёт к оппортунизму. Сегодня это и увлечение парламентской борьбой, и попытки о чём-то договориться с властью, и затушёвывание преступлений власти, подмена целей средствами их достижения и т.д. Всё это подрывает авторитет коммунистов и вызывает у людей определённое разочарование. «Думаю, Ленин сказал бы сегодня об этом гораздо острее», — подытожил И.И. Никитчук.

Возможности не всем на благо

О том, как империализм сковывает и деформирует возможности улучшить жизнь человечества, говорил историк и писатель Ю.В. Емельянов.

Вот, например, важнейшим признаком империализма Владимир Ильич назвал превращение монополий в решающий фактор хозяйственного развития. Это было ещё до создания транснациональных корпораций, в руках которых оказалась по существу вся экономическая жизнь мира. Но уже тогда В.И. Ленин подчеркнул, что развитие империализма в различных странах происходит в высшей степени неравномерно.

Ленинский вывод подтверждается и сегодня, через столетие. Десяти процентам населения мира принадлежат 85 процентов всех богатств планеты. На долю же 50 процентов жителей Земли приходится лишь один процент. Полпроцента мирового населения обладает 35 процентами всех богатств!

Социальная поляризация со времени написания ленинской работы продолжала возрастать. И сегодня, скажем, житель Зимбабве, Бурунди и Либерии имеет ВВП в 27 раз меньше, чем в среднем обитатель нашей планеты. А житель Катара (опять же в среднем) имеет в 442 раза больше средств, чем житель Конго.

И вот вам секрет нынешнего миграционного кризиса: бедный народ рванул в богатые места. Хотя, если глубже разобраться, наиболее бедные так и остаются умирать от голода в родных краях. Но самые энергичные, у которых есть физические силы, не хотят больше влачить тяжелейшее существование в этих странах, поражённых бедностью, голодом, болезнями, жуткими гражданскими войнами, которых мир даже не замечает.

До сих пор ВИЧ-инфекция и другие смертоносные болезни вовсю свирепствуют здесь. Хотя, казалось бы, прогресс медицины в мире огромный. За 60 лет продолжительность человеческой жизни в среднем выросла на 10 лет, а вот в Африке… всего на 3 месяца. По миллиону человек в год гибнет от малярии, полмиллиона — от холеры и жёлтой лихорадки… То есть всё по-прежнему здесь остаётся, несмотря на клятвы мировых лидеров покончить с этим злом.

Теперь несчастным пытаются поставить заслон на пути в Европу. Но давайте взглянем, что тут, в Европе, сейчас происходит. Резкий спад рождаемости! Нет ни одной европейской страны, где смертность не превышала бы рождаемость. Причём ведь это с учётом тех же мигрантов. Вот и получается, что в Венгрии ныне наибольшее превышение смертности над рождаемостью: они твёрже других стран мигрантов к себе не пускают.

А в Германии уже 29 процентов населения составляют мигранты. Меньше во Франции — 13 процентов. Здесь вводят массу ограничений для их жизни, что вызывает ответное возмущение. Ну да, минаретов не строй, хиджабов не носи, а работать — работай! Как дешёвая рабочая сила они империализму очень нужны.

Утверждают, что к усилившемуся потоку мигрантов привели события в Сирии. Но ведь на беженцев из Сирии приходится максимум 11 процентов от общего их числа. А Бангладеш, где никакой войны сейчас нет, но мигранты катятся оттуда волной? Или вот двинулась уже Чёрная Африка: из Нигерии, где живут 150 миллионов, устремилась масса людей. И так далее…

Юрий Васильевич Емельянов, как и предыдущие выступавшие, обратил внимание ещё на одну черту ленинской характеристики империализма: загнивающий капитализм. На первый взгляд, это загнивание и связанная с ним тенденция к застою в развитии кажутся чем-то парадоксальным и даже невозможным. Какой застой, если некоторые отрасли демонстрируют прямо-таки колоссальный подъём. За 60 лет в 6 с половиной раз вырос автомобильный парк: миллиард автомобилей на планете сейчас. Коммерческая авиация за те же 60 лет увеличилась в 60 раз! Число международных туристов возросло в 28 раз, а денежные поступления от них — в 237 раз.

Но вот по зерну рост достигнут лишь в скромные 3 раза. И население в мире выросло почти втрое. Что ж, богатые при всём их желании не могут съесть больше мучного. Однако проблема-то осталась! Миллиард голодающих, десятки и сотни тысяч детей, которые умирают от голода… Всё более обостряется проблема с питьевой водой, которая становится жутко дефицитной…

То есть в чём-то, как с автомобилями или коммерческой авиацией, — невероятный рост, а в чём-то — самый настоящий застой. Опять вопиющая неравномерность, на которую указывал В.И. Ленин.

Я попробую продемонстрировать, сказал Емельянов, как, может быть, незримо для нас, но весьма реально сказывается этот застой за последние десятилетия. Вернёмся в конец 50-х — начало 60-х годов прошлого века. Под влиянием успехов в освоении космоса тогда начался настоящий бум футурологии. Сколько учёных, лучших специалистов в своих областях знания увлёк этот процесс, связанный со стремлением на научной основе предугадать, что ждёт человечество впереди. Этому были посвящены многочисленные форумы, симпозиумы, книги.

К переводу одной из них — «Космическая эра. Прогнозы на 2001 год» — я сам был причастен, заметил Юрий Васильевич. Она основывалась на материалах симпозиума, состоявшегося в 1966 году в Вашингтоне, и рассказывала, какое светлое будущее ожидает всех нас, живущих на Земле.

Например, каждый будет иметь по коттеджу. Работать по 8 часов, но — всего полгода, а остальные полгода — отдыхать. Проблема голода? Нет её! Болезни? Исчезнут! На 1999 год предсказывался всемирный фейерверк в честь уничтожения последних запасов ядерного оружия. И так далее и тому подобное…

Но вот наступает 2000 год. Собирается сессия Генеральной Ассамблеи ООН, посвящённая проблемам нового тысячелетия. Так что же на поверку оказывается? Вот список подготовленных к обсуждению самых опасных современных угроз человечеству:

1. Бедность.

2. Инфекционные заболевания.

3. Деградация окружающей среды.

4. Межгосударственные войны.

5. Гражданские войны.

6. Геноцид.

7. Другие злодеяния (например, торговля женщинами и детьми для сексуального рабства, похищение с целью продажи человеческих органов).

8. Оружие массового поражения (распространение ядерного, химического, бактериологического оружия).

9. Терроризм.

10. Транснациональная организованная преступность.

Там собрались тогда главы государств, правительств, и они приняли целый ряд резолюций. В частности, к 2015 году уменьшить уровень бедности в 2 раза. Ликвидировать угрозу разрушения окружающей среды: «Мы не пожалеем усилий…» Решить проблему воды… И многое другое — всё к 2015 году.

Наступил этот год. Кто-нибудь из них вспомнил, что они обещали? Никто! Мировые лидеры поклялись, что всё это будет выполнено, — и всё благополучно забыто.

Однако было ли предсказанное учёными в 1966 году и обещанное политиками в 2000-м изначально нереальным? Скажу об учёных. Они, конечно же, исходили из технических возможностей, которые человечество к тому времени действительно получило. Но, кроме того, существуют определённые социальные условия, от которых использование технических возможностей напрямую зависит. Так вот, в условиях капитализма, ставшего мировым империализмом, даже такие наивысшие и самые гуманные достижения мысли, как пересадка человеческих органов, оборачиваются торговлей этими органами, то есть страшнейшей преступностью.

Это — империализм. И то, что он несёт человечеству, вряд ли можно «подправить» — надо радикально изменять.

Мы получаем всё больше сообщений о природных или техногенных катастрофах, экономических, социальных, политических, моральных, духовных кризисах, возникающих повсюду на планете. Однако подавляющее большинство материалов в средствах массовой информации и заявления правящих руководителей старательно убеждают нас, что мир всё равно уверенно движется вперёд.

— У меня невольно возникает символичный образ из рассказа Эдгара По, — сказал Юрий Васильевич. — Он описал реальный, но в чём-то прямо-таки мистический случай, произошедший у берегов Норвегии. Там течение образует гигантскую воронку. И вот рыбаку, попавшему в неё на своей лодке, кажется, что он мчится вперёд, хотя на самом деле по стенкам этой воронки его лодка опускается всё ниже и ниже — в морскую бездну. Не вращается ли так же человечество всё стремительнее по кругу неразрешаемых проблем, опускаясь одновременно ко дну?

При этом Юрий Емельянов далёк от безысходности. Очевиден огромнейший урон, нанесённый нашей стране в результате насильственного возвращения капитализма. Но вселяет надежду то, что международное коммунистическое движение живо, что действует и не сдаётся Коммунистическая партия Российской Федерации. Да, в головах людей за последние три десятилетия постарались создать невероятный хаос. Однако правду люди способны воспринимать, когда она до них доходит.

Народ верит правде, завершил свои размышления Ю.В. Емельянов, и наша задача — до него эту правду убедительно донести.

Империализм представляет сегодня главную угрозу для всего человечества. Будущее, несмотря ни на что, за социализмом!

KPRF.RU

23 Декабря 2016

Добавлено пользователем: Анна Чурзина
Поделиться:

КОММЕНТАРИИ

Комментарии отсутствуют.


Пожалуйста введите код с картинки, регистр не учитывается
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Copyright © Приморское краевое отделение Коммунистической партии Российской Федерации, 2006-2015 E-mail ПКО КПРФ: komitet@pkokprf.ru
При перепечатке опубликованных материалов прямая ссылка на наш сайт обязательна
По техническим вопросам: webmaster@pkokprf.ru Разработка worldcar.design