RSS     Владивосток 20.09.2018 06:31       Написать нам  |  Войти

Последние фоторепортажи

Последние видео

Опрос (архив)

16 сентября состоится 2 тур выборов губернатора Приморского края. За кого из кандидатов Вы отдадите свой голос.


РУСО: Руки прочь от марксизма!

В статье последовательно опровергаются основные домыслы о марксизме, распространяемые как буржуазными идеологами, так и определёнными представителями левого движения.

Сегодня – 5 мая 2018 года, исполняется 200 лет со дня рождения выдающегося философа, экономиста, социолога и мыслителя, основоположника теории научного коммунизма Карла Маркса. О значимости его творческого и философского наследия, о передовой роли марксистской идеологии на протяжении последних дней сказано и написано немало слов – и на страницах печатных органов КПРФ, и в статьях прогрессивно настроенных научных и политических деятелей. Но мы обратим внимание на иное обстоятельство.

Казалось бы, что 200-летний юбилей Карла Маркса пройдёт без шума и нападок с противоположной стороны. По крайней мере, после первой волны мирового финансово-экономического кризиса 2008 – 2009 гг. повысился спрос читателей на тома «Капитала» - в том числе и в западных империалистических странах. Даже отдельные представители научной, экономической и политической элиты в указанное время в наибольшей степени стали использовать марксистские оценки явлений, происходящих в экономике. Однако буржуазия всё же не упустила случая, чтобы принизить и дискредитировать учение Карла Маркса.

Так, вчера по телеканалу «Культура» была показана передача «Мир, который построил Маркс». Её авторы и комментаторы фактически стремились доказать «нежизнеспособность» марксистской идеологии. Они не только оплевывали её основы, но и поливали грязью нашу страну, очерняя Советский союз, а также оскорбляли трудовой народ, подвергающийся эксплуатации и грабежу. Разумеется, можно было бы не обращать внимания на подобную шизофрению и действовать по принципу «собака лает – караван идёт». Но в виду того, что даже рядом представителей левого движения даются, мягко говоря, спорные оценки всего, что связано с данным учением, придётся уделить внимание опровержению ключевых домыслов о марксистской идеологии.

Миф первый. Большевики догматически восприняли учение Карла Маркса. Они выступали не за ожидание созревания предпосылок для перехода от капитализма к социализму, а стремились осуществить прыжок в новую стадию развития общества. Это было сделано в стране, в которой капитализм только начинал развиваться, которая оставалась аграрной.

Во-первых, следует начать с того, что В.И. Ленин убедительно опроверг представления народников о невозможности развития капитализма в России. Была доказана несостоятельность предположений о возможности перехода к социализму, минуя буржуазный строй. Большевики справедливо полагали, что о смене общественно-экономической формации может идти речь лишь по мере вызревания предпосылок.

Во-вторых, к 1917 году сложилась весьма специфическая ситуация. С одной стороны, большую долю в экономике Российской империи продолжал занимать аграрный сектор. Да и сельское население в разы превышало городское. С другой стороны, нашей стране за сорок лет (1861 – 1901 гг.) удалось пройти путь, который у западных государств занял два столетия – от домонополистического капитализма к государственно-монополистическому. По крайней мере, в начале XX века активизировались процессы усиления регулирующей роли государства в экономике – в том числе и в прямой форме. Формирование крупных казённых капиталистических производств, государственных структур, управляющих субъектами целого ряда отраслей экономики (Комитет по распределению железнодорожных заказов, Совещание по судостроению, Съезд по делам прямых сообщений и т.д.) является доказательством данного тезиса.

В годы Первой мировой войны тенденция централизации производства, финансов, транспорта, обращения, перехода ключевых отраслей экономики под контроль государства существенным образом усилилась. Тем не менее, саботаж со стороны финансово-экономических кругов, срыв олигархией правительственных заказов, коррупция властных структур препятствовали попыткам установления государственного контроля над экономикой.

Примечательно, что представители разных сторон – и революционные, и контрреволюционные силы, были солидарны в оценке действий правящего класса в экономике. В этой связи приведём фрагмент работы В.И. Ленина «Грозящая катастрофа и как с ней бороться», в котором он писал следующее: «...происходит повсеместный, систематический... саботаж всякого контроля, надзора и учёта, всяких попыток наладить его со стороны государства». В свою очередь, А.И. Деникин в своих мемуарах изложил аналогичную мысль. По его словам, «правительственными мероприятиями, при отсутствии общественной организации, расстраивались промышленная жизнь страны, транспорт, исчезало топливо». Деникин утверждал, что «правительство оказалось бессильно и неумело в борьбе с этой разрухой, одной из причин которой были несомненно и эгоистические, иногда хищнические устремления торгово-промышленников».

Таким образом, стоял вопрос о реальном огосударствлении экономики, о пресечении саботажа со стороны олигархии, о контроле над производством со стороны трудящихся. Ведь буржуазно-помещичий управленческий аппарат, будучи поражённым коррупцией, объективно не мог организовать систему последовательного контроля над хозяйствующими субъектами, навести элементарный порядок в их деятельности.

Весьма точный ответ тем, кто считал, что Россия якобы не готова для перехода к социализму, дал И.В. Сталин на VI съезде РСДРП (б). В своём заключительном слове он отметил следующее: «Некоторые товарищи говорили, что так как у нас капитализм слабо развит, то утопично ставить вопрос о социалистической революции. Они были бы правы, если бы не было войны, если бы не было разрухи, не были бы расшатаны основы народного хозяйства. К тому же нигде у пролетариата не было таких широких организаций, как Советы. В этом реальная основа постановки вопроса о социалистической революции у нас, в России».

Миф второй. Идеологи марксизма-ленинизма необоснованно рассматривали в качестве лучшей части общества представителей «низов» - людей без образования, без культуры, которых интересует только мелкие бытовые вопросы.

Если говорить на прямую, то за подобные мысли вообще есть желание укоротить язык. Тем самым оскорбили миллионы и миллиарды трудящихся всего мира. Людей, которые подвергаются унижениям и грабежу со стороны «верхних десяти тысяч». Людей, которые лишены социальных лифтов, всех жизненных перспектив и вытеснены на обочину. Людей, которые денно и нощно горбатятся на «господ» за гроши. Фактически это плевок в лицо и большинству нашего народа, который был брошен на произвол судьбы «рыночными реформами».

В этой связи мы от имени всех пострадавших от произвола капиталистов выражаем трёхкратное презрение тем, кто издаёт змеиное шипение в адрес народа, подвергающегося издевательствам со стороны верхов. Нет пределов нашему гневу и возмущению. Все классики Русской литературы XIX века, напротив, «милость к падшим призывали». А что сегодняшняя «демократическая интеллигенция» и её олигархические покровители?! Для оценки подобного нет слов, остались одни выражения. Отметим лишь, что тем самым они продемонстрировали своё фашистское нутро. Иначе охарактеризовать не можем. Это в чистом виде разжигание социальной розни и призыв к социальному геноциду .

ПОЗОР такому правящему классу. ПОЗОР такой интеллигенции! БУДЬ вы трижды прокляты в веках!

Если говорить серьёзно, то в дореволюционный период социальные лифты отсутствовали. У простого труженика оставалась одна участь – унизительная работа на «господ» и ничего больше. Неужели некоторые считают, что это справедливо? Но при Советской власти, когда заработали социальные лифты, очень многие трудящиеся сумели в полной мере реализовать свои творческие способности. Сколько выходцев из рабоче-крестьянских семей смогли стать учёными, инженерами, лётчиками, конструкторами, спортсменами, врачами, учителями, офицерами армии и органов государственной безопасности, деятелями культуры, хозяйственными и государственными руководителями. Да и многие из рабочих в конечном итоге зарекомендовали себя в качестве ударников социалистического труда. Они дослужились до бригадиров, до начальников цеха, до директоров заводов.

Словом, надо дать народу возможность проявить себя и результат непременно будет. Однако условие творческой активности трудящихся является освобождение их от эксплуатации. И вот тут то стало ясно, что в стране есть множество лучших людей из низов.

Между прочим, нет оснований рассматривать в качестве «лучших» людей представителей «верхов». С чего вы решили, что те, кто жирует на фоне всеобщего несчастья, обязательно являются образцом? В чём заслуги тех, кто «пляшет и жрёт икру под скрипачей»? Тем, что у них несметное количество денег? Только этим? А остальные, выходит, ничтожеством являются? Ну да, говорил ведь известный строительный магнат Москвы, что те, кто «не имеет миллиарда», могут отправляться в известное место. Вы в самом деле мыслите аналогичным образом?! В таком случае это вас прекрасно характеризует.

Надо же, какие, оказывается, сверхчеловеческие усилия надо предпринимать, чтобы оказаться аристократом! Да тут достаточно либо получить в наследство объект эксплуатации, либо, подобно мавроди, ходорковским, березовским, соросам, браудерам, медофам, уметь ловко обводить вокруг пальца остальных. Но их доминирование зиждется на хождение по трупам. А прогрессивные представители буржуазии и аристократии так никогда не мыслят. Напротив, они, подобно Фридриху Энгельсу, Фиделю Кастро и другим борются за освобождение трудящихся. Этим всё сказано.

Миф третий. Карл Маркс и Фридрих Энгельс писали о неизбежности обобществления только средств производства. Они никогда не ставили вопроса об изъятии у людей всего, вплоть до зерна. А Большевики, пойдя на это введением «военного коммунизма», продразвёрстки, свёртыванием НЭПа и коллективизации, исказили гуманную суть учения.

В «Манифесте Коммунистической партии» Карл Маркс и Фридрих Энгельс, ставя вопрос об обобществлении средств производства, затронули тему мелкобуржуазной и мелкокрестьянской собственности. Они подчёркивали, что «развитие промышленности её уничтожило и уничтожает изо дня в день». Процесс вытеснения мелкого капитала крупным разворачивался на глазах.

Однако некоторые обращают внимание на попытку ликвидации этой формой собственности коммунистами. Однако подобные суждения носят поверхностный характер.

Во-первых, мероприятия, связанные с «военным коммунизмом», с продразвёрсткой, со свёртыванием НЭПа и т.д., были обусловлены не доктринальными соображениями, а безопасностью Страны Советов. Известный представитель первой волны русской эмиграции Питирим Сорокин в своём труде «Социальная и культурная динамика», анализируя практику целого ряда стран мира в разные времена в условиях войны либо катастрофического положения, пришёл к выводу, что всеобъемлющая мобилизация и огосударствление экономических ресурсов являются залогом условия победы наций. Так, когда общество «вступает в войну, кривая правительственного вмешательства сразу взымает вверх, а сеть государственного влияния становится более сложной». По словам Сорокина, «многие экономические отношения, до этого неподконтрольные государству: производство, распределение и потребление, теперь им регламентируются». Автором приведены конкретные примеры из истории Древней Греции, Древнего Рима, Средних веков и Нового времени.

Тем не менее, на этом основании буржуазные идеологи не утверждают, что тотальная экспроприация и продразвёрстка являются органическими свойствами капитализма, как они заявляют в отношении социалистической системы. Хотя происходящее в странах Европы в годы Первой мировой войны говорит о многом.

С аналогичными вызовами времени столкнулась и наша страна. Только к мобилизационным мерам (включая продразвёрстку) сперва прибегло царское правительство. Учреждение 17 августа 1915 года Особого совещания по продовольствию (в его функцию входило и установление способов заготовки продовольствия, и осуществление реквизиции продуктов, и установление предельного уровня цен на продовольствие), плюс постановление «О развёрстке зерновых хлебов и фуража, приобретаемых для потребностей, связанных с обороной» от 29 ноября 1916 года являются прямым доказательством. Временное правительство продолжило эту линию, приняв 25 марта 1917 года постановление «О передаче хлеба в распоряжение государства».

Тем не менее, в силу саботажа со стороны помещиков и кулаков, а также коррупции чиновничества, данные меры оставались не выполненными. Всё это пагубным образом отражалось на положении фронта и тыла. Например, А.И. Деникин в «Очерках русской смуты» упоминает текст воззвания Временного правительства от 29 августа 1917 года, в котором констатировалось, что «города, целые губернии и даже фронт терпят острую нужду в хлебе, хотя его в стране достаточно».

Советской власти пришлось столкнуться с подобными проблемами. Доставшаяся от царского и Временного правительств экономическая разруха, иностранная интервенция и гражданская война – всё это диктовало необходимость предпринять жёсткие меры в целях мобилизации ресурсов для обороны страны и победы над противником. Но как только потребность в крайних мерах отпала, Советское правительство от них отказалось.

Вопреки утверждениям антисоветчиков, В.И. Ленин не делал из данной политики никакого идеала. Так, в апреле 1921 года он писал, что «военный коммунизм» «был вынужден войной и разорением». По его словам, «он не был и не мог быть отвечающей хозяйственным задачам политикой. Он был временной мерой». Поворот к НЭПу это лишь подтвердил.

Примерно то же самое относится и к политике Сталинской модернизации. Нависшая над СССР внешняя империалистическая угроза, едва не начавшаяся военная интервенция в 1929 – 1930 гг., плюс агрессивные антисоветские устремления Германии и Японии в 1930-ые годы, плюс нападение немецко-фашистских захватчиков на Советский союз, а также последующая угроза атомной бомбардировки со стороны США – всё это потребовало решения вопроса ускоренного проведения индустриализации, укрепления материально-технической основы государственного суверенитета.

Таким образом, стояла реальная задача – гарантировать независимость страны, выстоять в грядущих войнах. Для этого требовалось немалое количество ресурсов. Взять их можно было в сельском хозяйстве. Ну и, разумеется, без мобилизации было не обойтись.

Суть предпринятых мер чётко и ясно пояснил Иосиф Виссарионович Сталин во время своего выступления на Первой Всесоюзной конференции работников социалистической промышленности, прошедшей 4 февраля 1931 года: «Иногда спрашивают, нельзя ли несколько замедлить темпы, придержать движение. Нет, нельзя, товарищи! Нельзя снижать темпы! Наоборот, по мере сил и возможностей их надо увеличивать... Задержать темпы – это значит отстать. А отсталых бьют. Но мы не хотим оказаться битыми. Нет, не хотим! История старой России состояла, между прочим, в том, что её непрерывно били за отсталость. Били монгольские ханы. Били турецкие беки. Были шведские феодалы. Били польско-литовские паны. Били англо-французские капиталисты. Били японские бароны. Били все – за отсталость... Мы отстали от передовых стран на 50 – 100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут».

Во-вторых, вопреки тиражируемым определёнными силами слухам, всё изложенное отнюдь не означало свёртывания частной инициативы в экономике как таковой и запрета личной собственности. Напротив, в Конституции СССР 1936 года, наряду с главенствующей общественной собственностью на средства производства провозглашалось право граждан на личную собственность (статья 10). Также предусматривалось ведение «мелкого частного хозяйства единоличных крестьян и кустарей», основанном на личном труде и исключающем эксплуатацию чужого труда (статья 9).

Следует обратить внимание на то, что параллельно с государственной собственностью, доминирующей в экономике, допускалось функционирование колхозно-кооперативной собственности. Предприятия ряда отраслей (от металлообработки до лёгкой промышленности), объекты торговли и сферы услуг принадлежали артелям. Речь шла о действующих независимо от государства объединениях, но функционирующих на коллективной основе. Каждый их работник являлся совладельцем средств производства.

Несомненно, индивидуальное подсобное хозяйство и артели были свёрнуты во времена хрущёвской «оттепели». Разумеется, это было ошибкой. Но вины Владимира Ленина и Иосифа Сталина в этом не было. Никита Хрущёв, как известно, фактически был выходцем из другого теста. Его открытая принадлежность к троцкистской группировке в 1920-ые годы, плюс предпринятые им в 1953 - 1964 гг. меры, послужившие своеобразной миной замедленного действия, свидетельствуют о многом.

Миф четвёртый. Карл Маркс и Фридрих Энгельс выступали за освобождение трудящихся от эксплуатации и за свободу. Они писали об отмирании государства и о его замене народным самоуправлением. А Владимир Ленин и Иосиф Сталин извратили положения марксистской идеологии, взяв на вооружение подавление несогласных, репрессии в их адрес. В конечном итоге они подчинили всё общество государственному диктату.

Несомненно, по мере развития общества государство непременно будет заменено народным самоуправлением. Ни Карл Маркс, ни Фридрих Энгельс, ни Владимир Ленин, ни Иосиф Сталин не отрицали этого. В тоже время путь к этому долог. Сперва победившему пролетариату необходимо не допустить реванша контрреволюции, сломить сопротивление свергнутых эксплуататорских классов.

Нет готовых раз и навсегда стандартных методов решения проблем при строительстве социализма. Как данный процесс будет разворачиваться – форсировано либо постепенно, мирно либо немирно, прямолинейно либо зигзагообразно, зависит от конкретно-исторических условий. Об этом, между прочим, недвусмысленно свидетельствуют следующие слова И.В. Сталина: «Нельзя требовать от классиков марксизма, отделённых от нашего времени периодом в 45-55 лет, чтобы они предвидели все и всякие случаи зигзагов истории в каждой отдельной стране в далёком будущем. Было бы смешно требовать, чтобы классики марксизма выработали для нас готовые решения на все и всякие теоретические вопросы, которые могут возникнуть в каждой отдельной стране спустя 50 – 100 лет, с тем, чтобы мы, потомки классиков марксизма, имели возможность спокойно лежать на печке и жевать готовые решения. Но мы можем и должны требовать от марксистов-ленинцев нашего времени, чтобы они не ограничивались заучиванием отдельных общих положений марксизма, чтобы они вникали в существо марксизма, чтобы они научились учитывать опыт двадцатилетнего существования социалистического государства в нашей стране, чтобы они научились, наконец, опираться на этот опыт и исходя из существа марксизма, конкретизировать отдельные общие положения марксизма, уточнять и улучшать их».

Таким образом, меняются времена – меняются условия – меняются подходы.

И вообще, авторы «Манифеста Коммунистической партии» подчёркивали, что любая политическая власть представляет собой «организованное насилие одного класса для подавления другого». Карл Маркс и Фридрих Энгельс отмечали, что пролетариат, превратившись в господствующий класс, «использует своё политическое господство для того, чтобы вырвать у буржуазии шаг за шагом весь капитал, централизовать все орудия производства в руках государства, т.е. пролетариата, организованного как господствующий класс, и возможно более быстро увеличить сумму производительных сил».

Как мы отметили, любая власть представляет в той или иной степени диктатуру класса-гегемона, подавляющего сопротивление остальных. В условиях капитализма царит диктатура буржуазии, подавляющей борьбу трудящихся в борьбе против её произвола и за переход к новой общественно-экономической формации. При социализме, напротив, господствует диктатура пролетариата, направленная на подавление попыток буржуазного реванша. Ровно это и делали Владимир Ленин и Иосиф Сталин.

Но, как показала история, сопротивление эксплуататоров не прекращается и по мере укрепления успехов социализма. Напротив, они всеми правдами и неправдами прилагают усилия, направленные на подрыв его основ. Для этого могут быть использованы разные методы – от прямой вооружённой интервенции и инспирирования контрреволюционных мятежей в странах социализма, до объявления экономической блокады, развязывания информационной войны, координации диверсионных, вредительских и иных подрывных действий пособников капитала в социалистических государствах. Парадокс ситуации заключается в том, что в условиях, когда социализм уже построен, мировая буржуазия начинает искать свою опору в рядах управленческой группировки. Проникающие в ряды партийно-государственного аппарата приспособленцы и безыдейные карьеристы, рассматривающие общенародную собственность исключительно в качестве добычи, подлежащей «разделу», ради собственной выгоды вступают в коалицию с международной олигархией. Они становятся заложниками её интересов, прилагают усилия по расширению контрреволюционного подполья и подрыву социализма изнутри.

Таковы особенности классовой борьбы наступают в период, когда основы социализма построены.

В этих условиях могут быть два варианта. Первый вариант - соответствующие элементы захватят управленческие рычаги и начнут прилагать усилия, направленные на разложение основ социализма, его деградацию, подготавливая тем самым почву для реставрации капитализма. Либо под флагом «демократизации» социализма, «отказа от классовых ценностей», «возвращение к истинно марксистско-ленинским нормам» начнут учинять погром социалистического государства. Первое наблюдалось с момента начала «оттепели», второе – в годы горбачёвской «перестройки».

Второй вариант – государство трудящихся, Коммунистическая партия и её вооружённый отряд в лице органов государственной безопасности своевременно удалят эту раковую опухоль, пускающую метастазы во все сферы общества, в каждую структуру, в каждый город, в каждое учреждение, в каждую низовую ячейку. По крайней мере, соответствующие коварные методы использовала политическая агентура гитлеровской Германии и Японии в лице правотроцкистского блока. Данную тему мы освящали во множестве статей. Мы опирались на достоверные сведения, подтверждающие данный факт.

Это во-первых.

Во-вторых, выше мы писали, что усиление внешней опасности, Великая Отечественная война, плюс ускоренная разработка создания ракетно-ядерного щита требовали не только мобилизации ресурсов, но и предельно жёсткой системы централизованного управления. Однако по мере смягчения обстановки поднимался вопрос о развитии Советского народовластия, о демократизации политической системы. Так, известно, что И.В. Сталин дважды – в 1937 и в 1952 году, предпринимал попытку проведения политической реформы, направленной на то, чтобы передать реальную власть народу. Однако первая попытка была сорвана провокациями ряда местных партийных руководителей в лице Никиты Хрущёва, Роберта Эйхе, Павла Постышева и прочих. Они, испугавшись возможной потери своего доминирующего положения на первых с 1918 года всеобщих, равных и альтернативных выборах, начали расправляться не только с «пятой колонной» в лице троцкистско-бухаринской своры, но и с теми, кто мог составить им серьёзную конкуренцию. Второй раз Иосиф Сталин предпринимал попытку снова воплотить в жизнь политические преобразования в 1952 году. Однако его кончина сорвала возможность реализации соответствующих планов. Другое дело, что после 1953 года соответствующие прогрессивные идеи не были реализованы. Но ответственность за это лежит на плечах тех, кто стоял во главе руководства после Сталина, но ни в коем случае не на нём, и тем более не на Ленине.

Миф пятый. Весь мир, осознав тупиковость марксистской идеологии, окончательно отвернулся от неё. Даже в Китае, руководство которой формально провозглашает верность соответствующей идеологии, фактически её положения отброшены в сторону. КНР де-факто идёт по капиталистическому пути развития. Социализмом там не пахнет.

Соответствующее утверждение заведомо ложно от начала до конца. В начале статьи мы упомянули, что в 2008 году, когда вся планета оказалась охваченной финансово-экономическим кризисом, спрос на труды Карла Маркса повысился в геометрической прогрессии. По крайней мере, в странах Европы ровно это и происходило.

Также нами было подчёркнуто, что наиболее дальновидные представители «элиты» прямым текстом заговорили о крахе капитализма.

Так, в феврале 2009 года мэр Москвы Юрий Лужков, муж крупного строительного магната Елены Батуриной, дал следующую оценку происходящему: «На наших глазах разворачивается... новый системный кризис капитализма как общественной формации. Это, по сути, крах той модели глобализации, которая на протяжении последней пары десятилетий характеризовала современную нам «высшую стадию» развития американо-центричной системы финансового капитализма с её монополистически-однополярными замашками».

В свою очередь, в январе 2012 года, во время работы Всемирного экономического форума в Давосе его основатель и президент Клаус Шваб отметил, что «капитализм в его нынешней форме уже не соответствует миру вокруг нас". Далее он заявил следующее: "Мы не смогли извлечь уроки из финансового кризиса 2009 года. Срочно необходима глобальная трансформация, и она должна начаться с восстановления чувства социальной справедливости по всему миру».

В мае 2012 года генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун на заседании Генеральной ассамблеи Организации Объединённых наций, состоявшейся в мае 2012 года, выступил с более радикальной речью. Он заявил о необходимости взятия на вооружение «новой модели динамичного роста и устойчивого развития в интересах всех». По его словам, «старая модель пришла в негодность», в связи с чем на сегодняшний день «нужна революция в представлениях об основах динамичного роста и благополучия будущих поколений», а также новая парадигма, основанная на стабильной экономике, достойных рабочих местах и возможностях для всех.

Дело не исчерпывалось перечисленными заявлениями представителей российской и мировой буржуазной "элиты». В указанный период правительства «ведущих мировых держав», вопреки провозглашаемым ими лозунгам свободного рынка, усиливали государственное влияние на экономику. Целый ряд банков и компаний, сосредоточенных в наиболее важных отраслях промышленности, подвергся национализации.

Другое дело, что все подобные декларации и даже действия представляли собой способ поддержания реноме западных политиков. В силу сохранения политической власти у олигархии они не получили развития. Скорее наоборот. Выход из кризиса капитал увидел в активизации захватнической внешней политики. Тем не менее, слова о кризисе капитализма и действия правительств западных стран в прогрессивную сторону не оставляют камня на камне от тезисов о «нежизнеспособности» марксизма. В душе все понимают, что предпосылки для смены общественно-экономической формации сложились. Но разве узкая кучка лиц станет наступать на горло собственной песне, отказываясь от своего всевластия? Конечно нет!

Что же касается Китая, то его экономические успехи настолько очевидны, что отрицать их крайне недальновидно. Поэтому буржуазия, признавая их, пытается интерпретировать их в свою пользу, выдавая желаемое за действительность. Так, на слуху тезис, будто проведение рыночных реформ вывело Китайскую народную республику из отсталости на передовые позиции в мире. В нашей стране тоже были проведены «рыночные преобразования». Ельцинские «младореформаторы» провозгласили, что «свободный рынок» сам всё расставит по своим местам, что государство должно устраниться от регулирования внешней торговли, ценообразования, валютной и промышленной политики, что средства производства должны быть приватизированы. К чему привела политика Егора Гайдара и Анатолия Чубайса, известно всем и каждому.

В Китае подобное никому в дурном сне не может присниться. Там допустили функционирование частного и кооперативного секторов экономики, но лишь в качестве дополнения к государственному, сохранившемуся в ключевых отраслях промышленности, в финансовой сфере, в транспорте и т.д. Рыночные отношения функционируют параллельно с плановыми. Как видим, данная практика никоим образом несопоставима с контрреволюционными процессами, развернувшимися и в России, и в странах Восточной Европы.

Есть ли основание рассматривать это как отказ от социализма? Представляется, что вряд ли можно дать положительный ответ на данный вопрос. Не будем забывать про такой термин как «переходный период». В нашей стране он был во времена НЭПа, когда в ограниченной степени функционировали коммерческие отношения. При этом командные высоты экономики оставались в руках пролетарского государства. Основы диктатуры пролетариата оставались непоколебимыми.

Ровно то же самое наблюдается в Китае. Базовые отрасли экономики находятся в государственной собственности. Политическая власть сохранилась в руках Коммунистической партии. Сильными контрольными полномочиями обладает Всекитайское собрание палаты народных представителей. Разумеется, это не значит, что «переходный период» продлиться вечно. В перспективе различные формы народного самоуправления непременно получат развитие через укрепление независимых органов народного контроля над государственным аппаратом, усиление управления трудящимися производством, рост числа и веса коллективных предприятий.

И это всё возникло не на пустом месте. Ведь политика «большого скачка», проводившаяся при Мао Цзе Дуне, фактически означала необоснованное забегание вперёд. В итоге страна была разорена. В этих условиях Дэн Сяо Пину пришлось сделать временное отступление путём введения модели, аналогичной нашему НЭПу.

Дмитрий Нестеров, член РУСО.

КПРФ.РУ

07 Мая 2018

Добавлено пользователем: Андрей Бегун
Поделиться:

Copyright © 2006-2018, Приморское краевое отделение КПРФ, свидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС77-72318 от 28 февраля 2018 г.

Учредитель: Приморское краевое отделение политической партии «КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ». Главный редактор: и.о. главного редактора Куликов Г.П.
Адрес редации: komitet@pkokprf.ru Телефон: (423) 2-45-48-02

Мнения отдельных авторов могут не совпадать с позицией редакции. При перепечатке опубликованных материалов прямая ссылка на наш сайт обязательна.

По техническим вопросам: webmaster@pkokprf.ru Разработка worldcar.design